«У нас опускаются руки»: единственная в России студия для незрячих детей оказалась на грани закрытия

Казанская музыкальная студия для незрячих «НеЗаМи», где сейчас занимается порядка 30 детей и взрослых с инвалидностью, прежде всего слепые и слабовидящие люди, может прекратить свое существование уже в сентябре.

Дмитрий Бикчентаев, известный бард, лауреат премии Владимира Высоцкого «Своя колея», пришел в редакцию «КВ» вместе с тремя основательницами благотворительного фонда «НеЗаМи» – Татьяной Ненастиной, Флерой Залялиевой и Юлией Минуллиной. Это мамы трех слепых молодых музыкантов. Они первопроходцы в этом деле.

Дмитрий Андреевич взялся обучать слепых и слабовидящих детей музыке 13 лет назад, потом появился ансамбль незрячих, а затем, в 2018 году, – благотворительный фонд и музыкальная студия для особенных детей. Работает студия вполне успешно. Ученики осваивают по нескольку инструментов, находят себя в жизни, получают образование.

Однако Бикчентаев и мамы-первопроходцы сегодня почти опустили руки. Они мечтали вырасти из студии в методико-консультационный центр по работе со слепыми и слабовидящими людьми, а оказались на грани закрытия.

Ансамбль «НеЗаМи» появился в Казани в 2013 году, – рассказывает «КВ» Дмитрий Андреевич. – Название его составлено по первым буквам фамилий участников коллектива – Владимир Ненастин, Диляра Залялиева, Булат Минуллин. На тот момент все они учились в специализированной школе для незрячих №171. Там мы и познакомились.

В 2018 году мамы этих ребят создали благотворительный фонд «НеЗаМи». В первые годы мы выигрывали много грантов, но они закончились два года назад. Приходилось покрывать наши расходы за счет благотворителей, однако их становилось все меньше.

Если ситуация не изменится, то с сентября мы уже не сможем функционировать как студия. На сегодня в ней занимается около 30 детей и взрослых с инвалидностью от 5 до 30 лет. В лучшие времена учеников было под 40. Большинство из них слепые или слабовидящие. Некоторые наши воспитанники имеют несколько недугов: допустим, слепота плюс ДЦП, слепота и задержка развития…

Все эти ребята играют на различных музыкальных инструментах, к примеру на флейте, укулеле, курае, гитаре, фортепиано, перкуссионных колокольчиках. Занимаются вокалом, сочиняют песни, играют в ансамблях и участвуют в концертах. В дальнейшем некоторые из них видят себя в профессии как музыканты. Участники ансамбля «НеЗаМи» преподают в этой студии. Слепой музыкант лучше зрячего знает проблемы своих учеников. Поэтому это очень ценные кадры. Наверное, их можно назвать первыми в России методологами в этой области. И мы их тут, в Казани, готовим. За нами внимательно следят из других городов и стран.

В музыкальной студии сегоднязанимается около 30 детей и взрослых с инвалидностью от 5 до 30 лет.

 Фото: © Благотворительрный фонд «НеЗаМи»

Сколько раз в неделю проходят занятия и какие?

У одного ученика от двух до семи занятий в неделю. Как правило, каждый ученик осваивает несколько инструментов и занимается вокалом. Наша инструментальная база насчитывает десятки инструментов, в том числе уникальных, которые даются ученикам для бесплатного пользования на время обучения в нашей студии. Сама студия находится на ул. Дементьева, 5. В ремонт самого помещения мы вложили более миллиона рублей. Оно полностью приспособлено для работы с особенными ребятами, в том числе колясочниками.

Однако в последние два года мы не имеем возможности оплачивать труд наших педагогов. Некоторые из них ведут уроки целый день, но ничего за это не получают. А ведь у них семьи, дети, ипотеки… Боюсь, что на будущий год они к нам уже не придут.

Каков ваш прогноз?

Ансамбль «НеЗаМи» существовать будет. Эти ребята уже самостоятельные, все умеют, их знают. Но другие незрячие дети уже не смогут приходить к нам заниматься, несмотря на первые полученные навыки и успехи. А ведь такие ребята – достояние нашей страны, мы должны ими гордиться. Только представьте: человек незрячий, он никогда не видел, а сыграть может все что угодно… В своем деле состоялся, еще и другим подает пример, пользу обществу приносит.

Дмитрий Бикчентаев  

Фото: © Фарит Муратов 

Как можно вам помочь?

Нам нужно системное государственное финансирование на постоянной основе. На данный момент это около 5,4 млн в год. Мы участвуем почти во всех грантовых программах. Заявки пишутся постоянно, но гранты нам не достаются. Было время, когда нас оценивали как уникальный проект. Но на третий год существования студии нам сказали, что уникальность исчезла, хотя мы до сих пор единственные в России.

Какая главная цель вашей студии?

Социализировать ребенка. Сейчас инвалиды учатся в обычных школах. Но я убедился за годы работы с детьми с физическими особенностями, что обычные дети зачастую их унижают, смеются над ними. Когда приходят к нам, я вижу, сколько ребенку пришлось пережить. Наше общество пока не готово к сосуществованию с инвалидами.

В обычные музыкальные школы детей с физическими особенностями стараются не принимать. Крайне мало таких подготовленных педагогов, как Лилия Семеновна Кулеева из детской музыкальной школы №1. Она уже несколько десятков лет занимается с детьми, имеющими проблемы со зрением. Нет специальной литературы, нет преподавателей музыки, которые понимают шрифт Брайля. А в нашей студии для обучения есть все условия.

«Если ситуация не изменится, то с сентября мы уже не сможем функционировать как студия».

Фото: © Благотворительрный фонд «НеЗаМи»

Сколько учеников у вас адаптировалось за эти 13 лет?

Через меня прошло несколько десятков учеников. Но тех, кто не мыслит себя вне музыки, увы, единицы. Вот, например, Булату Минуллину 22 года, он учится в консерватории на педагога-теоретика. Булат у нас в студии преподает теоретические дисциплины, бас-гитару, фортепиано. Занимаются у него не только незрячие, но и зрячие – люди с ДЦП и задержкой развития. В скором времени будет обучать игре на контрабасе. Булат ездит как волонтер в Набережные Челны, где тоже есть незрячие дети. Таких специалистов в Набережных Челнах нет, но они нужны. Во всех городах есть незрячие ребята, которые хотят учиться музыке.

Володя Ненастин заканчивает консерваторию, он обучает игре на гитаре и фортепиано. Работает концертмейстером на наших уроках.

Диляра скоро будет защищать диссертацию по филологии в КФУ. Она аспирантка. Еще обучает ребят игре на духовых инструментах, перкуссионных колокольчиках, создает дуэты и ансамбли духовых инструментов.

В мире есть еще такие музыкальные школы для незрячих?

Есть несколько, причем существуют они уже давно. Но находятся такие школы не в России. Хотелось бы, чтобы они были и у нас. Мы могли бы стать методико-консультативным центром и передавать свой довольно большой опыт. Незрячие дети и дети с другими особенностями здоровья, которые хотят обучаться музыке, есть в любом городе, поэтому все это очень актуально. Если упустим шанс сохранить студию для особенных детей, пока все для этого подготовлено и педагоги могут работать, мы потеряем целое поколение детей-инвалидов, которые могли бы социализироваться в нашем обществе в это непростое время.

news_right_column_240_400
news_bot_970_100