Россиян в Китае угадывают с ходу
news_header_top_970_100

Россиян в Китае угадывают с ходу

Летом мы, группа студентов КГУ, изучающих китайский язык, побывали на стажировке в КНР.

Как и Казань, Дандонг расположен на берегу реки, которая носит необычное название Ялуджан - Зеленая Утка. На правом ее берегу китайская территория, на левом корейская. Сообщение между двумя государствами идет по новому мосту. А старый, вернее, его половина, уцелевшая после американской бомбардировки во время корейской войны, - главная достопримечательность.

Дандонг – город современный. Здесь много зеркальных высоток, современных отелей, активно ведется строительство. При этом китайцы умело сочетают современные архитектурные формы с традиционными. Например, даже на супермодных зданиях западного стиля красуются традиционные нарядные китайские крыши.

Движение на улицах города очень оживленное и даже хао-тичное из-за огромного количества велосипедистов, которые не только нарушают все правила, но и не дают прохода машинам. На двух колесах тут гоняют все, кто не может пока купить авто. Даже дамочки в нарядных платьях и на каблуках. Велосипедисты-камикадзе, как мы их прозвали, несутся по всей ширине проезжей части, выезжают на встречную полосу. Могут остановиться посреди пути, поболтать по телефону, а затем повернуть назад, даже не посмотрев по сторонам. Поэтому водителям автомобилей и автобусов приходится быть всегда начеку. Ну а о пешеходах и говорить нечего: их тут вообще за людей не считают!

Зато общественный транспорт, который состоит только из автобусов, работает как часы. Проезд дешевый – всего 1 юань (меньше 4 рублей). Автобусы ходят с раннего утра до 11 часов вечера. Высока и культура пользования общественным транспортом. Пассажиры заходят с передней двери, опуская под присмотром водителя монетки за проезд в металлические коробки с прорезью. Выходят из средних дверей (задних нет). И хотя водитель открывает на остановках все двери, никто не хитрит.

Немало здесь и туристов. В основном это китайцы из других провинций или корейцы. Европейцев практически нет. Поэтому наши лица вызывали некоторый ажиотаж. Где бы мы ни появлялись, тут же оказывались в центре внимания. Местные без стеснения обсуждали наши наряды, видимо, полагая, что мы ни буб-бум по-китайски. И почти каждый стремился угадать, откуда мы прибыли. Причем большинство с ходу угадывало в нас россиян. Люди постарше, учившие когда-то русский язык, а не английский, как теперь, расплывались в улыбке. И, мучаясь от обилия согласных, особенно буквы «р», говорили «здлавствуте», «холосо», а также любимое «Ленин – Мао».

В свободное время горожане любят собираться на улицах и играть в китайские шахматы, карты, маджонг. А если уж за столом сражаются известные в округе «мозгачи», вокруг них образуются толпы болельщиков. А еще мы заметили у многих жителей следы... от банок, которые тут ставят чуть ли не от всех болезней и всем - от мала до велика.

Жители Дандонга очень деятельны. Поскольку работы в городе мало, многие имеют крошечные магазинчики, забегаловки, парикмахерские, прачечные, маникюрные салоны. Ввиду огромной конкуренции, цены в них очень низкие.

Университетский городок, где мы жили, поразил своей благоустроенностью. Кроме трех больших учебных корпусов там расположены несколько общежитий, в том числе и для студентов-иностранцев, огромная библиотека с зимним садом, футбольное поле со специальным покрытием, множество баскетбольных и волейбольных площадок, теннисный корт, площадка для крикета, бассейн.

Наряду с роскошными современными кварталами в городе есть и трущобы. Один из бедных районов находился рядом с нашим университетом. Там мы впервые увидели лачуги под соломенными крышами. Но люди, обитающие в них, были на удивление веселыми и жизнерадостными. Кстати, многие китайцы любят петь. Причем поют не только на уличных концертах, но и просто так, идя по улице.

Нам повезло, мы были первыми студентами из России, приехавшими сюда на стажировку. Руководство вуза не пожалело средств на представительские расходы: нас водили в рестораны, устраивали экскурсии, а однажды даже свозили на Желтое море, где мы собирали съедобные ракушки.

В центральном книжном магазине Дандонга можно провести целый день. На двух огромных по площади этажах размещаются прилавки и стеллажи со множеством книг. Среди них я с удивлением обнаружила много переводной литературы, произведения русских и советских классиков: «Воскресение» Толстого, «Как закалялась сталь» Островского, «Капитанская дочка» Пушкина. Очень много детской литературы. У нас столько книжек для ребят не печатают даже на русском языке, не говоря уж о татарском. И в отличие от наших книжных магазинов здесь всегда полно покупателей и... читателей. Причем читают и дети, устроившись прямо под прилавками на постеленных газетах, и взрослые, умостившись на лестнице. Продавцы, конечно, все это видят, но никто не возражает, хотя многие книги были уже порядком потрепаны.

Не обошлось и без сравнения китайской и российской систем обучения. «Вы напрасно идете по стопам американцев, - сказал учитель Хоу. – Я считаю, что лучшей в мире была советская система образования, которую мы и взяли за основу».