Сначала степь, потом пустыня?
news_header_top_970_100

Сначала степь, потом пустыня?

Аномально жаркое лето заострило экологические проблемы в Поволжском регионе.

Можно восстановить пострадавшее в результате пожаров и наводнений жилье. Особенно если премьер поручит. Но если речь идет о природе - фауне и флоре, здесь потери практически невосполнимы.

Экология каждого природно-территориального комплекса формируется столетиями, а в исключительных случаях тысячелетиями, и любое нарушение экобаланса становится критическим для природы. Тем не менее исторические хроники констатируют, что такие природные аномалии не являются исключением из правил. Зной регулярно перемежался с холодами.

По статистике за период с Х по XIX век на европейской части России отмечено 360 засух, 293 морозные зимы (плюс 80 заморозков в августе!), 207 дождливых сезонов, 137 катастрофических наводнений, 136 разрушительных ураганов. А вот сведения начала ХХ века. «Мир новостей», 14 июня 1904 года: смерч над Москвой, 800 погибших и пострадавших. Разрушено несколько тысяч домов. Смерч обнажил дно Москвы-реки и Яузы. «Карету оторвало от лошадей». Для сравнения: 20 июня 1998 года в Москве от урагана погибло 11 и пострадало 164 человека.

Примеры можно продолжать. Такие явления наблюдаются не ежегодно, однако происходят с определенной периодичностью. Есть способы отслеживать изменения природной среды в ту или другую сторону. В этом смысле исключительным индикатором состояния окружающей среды могут стать животные. А конкретно насекомые, или чешуекрылые.

Дело в том, что бабочки в стадии личинки питаются растениями, а взрослые - нектаром цветов и соком деревьев (и не только). Систематическое наблюдение за численностью чешуекрылых и их видовым разнообразием наглядно показывает состояние природной среды.

Ровно 20 лет назад в Таткнигоиздате вышла моя первая книга «Бабочки Татарии». Издание готовилось более десяти лет и оказалось первым после оригинальной публикации профессора Казанского Императорского университета А.Э.Эверсманна, получившей в конце XIX века знаменитую Демидовскую премию. Позже меня пригласили к работе над изданием первой Красной книги Республики Татарстан (1995), где я готовил раздел «Чешуекрылые», основываясь на собственных наблюдениях и ориентируясь на Красную книгу СССР. Красная книга РТ стала примером для издания аналогичных природоохранных книг в сопредельных республиках.

Работа над вторым изданием Красной книги РТ началась в 2004 году и велась уже более профессионально. Основой публикации стал детальный анализ карточек встреч с разных точек Республики Татарстан. Увы, сравнение показало, что состояние «краснокнижных» чешуекрылых за десять лет оказалось более удручающим, и редколлегии КК РТ пришлось увеличить их раздел и включить еще семь видов. Конкретная информация собиралась во время экспедиций по ведению Красной книги РТ, их курировало Министерство экологии и природных ресурсов РТ. Выезды в разные точки республики позволили обнаружить на территории Татарстана такие типично степные виды насекомых, как дыбка степная (Международная Красная книга) и богомол (о нем я писал в свое время в «КВ»).

В настоящее время эти виды значительно продвинулись на север, что говорит о заметном остепнении нашего края. Причина не только в потеплении климата. Тут сказалась и «разумная» деятельность тех, кто привык называть себя homo sapiens. Особенно огорчает сокращение видового состава насекомых Казани. И не только бабочек. Город теряет растительность, водоемы, ужимается площадь городских садов.

...А ведь всем известно, что идет за степью.

КСТАТИ. Второе дополненное издание «Бабочек Татарии», подготовленное автором, могло бы помочь нашим юным горожанам отличать бабочек-бражников от птичек колибри.