Последнее письмо

Когда мой папа Абдулла Гиззатуллович Гиззатуллин ушел на фронт, мне было три года, сестре полтора.
До войны он работал бригадиром тракторной бригады. Помню, как папа приходил с работы и высыпал на стол из кармана зеленый горох - любимое лакомство детворы тех лет. Мама рассказывала, что она провожала в райвоенкомат отца 17 раз, но он возвращался по брони. Последний раз бронь пришла с опозданием. И папа уехал на фронт. В конце августа 1941 года мама получила от него письмо: «Файруза, здравствуйте! Шлет вам большой привет Абдулла. Я по вам очень скучаю. Передайте огромный привет всем родным, близким и тем, кто спрашивает обо мне. Со мной все в порядке - жив-здоров. Пишу сейчас в дороге. До Москвы остается 200 километров. Мы не знаем, куда нас везут. Если не вернемся, прощайте. По приезде напишу письмо, если в скором времени не увезут в другое место. На этом заканчиваю свое письмо. Хоть пиши, хоть не пиши, насчет возвращения ничего сказать не могу. Файруза, если останусь в живых, обязательно отправлю весточку. Прощайте. Письмо отправляю с почтовой станции. 21-е, 6 вечера».Больше писем от папы не было. Семья получила только извещение о том, что Абдулла Гиззатуллович Гиззатуллин пропал без вести в декабре 1941 года. Так мама в 23 года осталась вдовой с двумя детьми. После окончания войны солдаты стали возвращаться домой. Мы тоже ждали папу, надеялись, может, живой, вернется. Искали его тогда, ищем до сих пор. Мы остались без отцовской защиты, но не потерялись благодаря силе воли мамы. Она нас вырастила, дала образование. Когда я молюсь за упокой отца, нередко плачу. Ведь мы даже не знаем, где он похоронен. Был человек - и нет, как будто и не было вовсе. Это неизлечимая рана для всего нашего рода. Горько, что наша страна единственная в мире, которая не признает без вести пропавших погибшими. А последнее папино письмо мы храним как память о самом дорогом для нас человеке.

КВ
Лента новостей