«Агата Кристи»: Зазвучать по-татарски? Почему бы нет!

Недавно в Казани выступила легендарная группа «Агата Кристи». Журналисты встретились с Вадимом и Глебом САМОЙЛОВЫМИ в боулинг-клубе «Тимерхан», где смогли не только пообщаться с братьями в неформальной обстановке, но и покатать с музыкантами шары.

В 2001 году внезапно умер друг Вадима и Глеба клавишник группы Александр Козлов. После этой потери братья четыре года были абсолютно без песен. И только в конце 2004-го они записали свой новый альбом «Триллер».

- В этом году «Агата Кристи» отметила свое совершеннолетие - 18 лет. Вы ощущаете, что «девушка» стала взрослой?

Глеб: - У нас нет такого ощущения, что 18 лет - это эпохальный возраст. Хотя 18 лет человеческой жизни и 18 лет творческой - все-таки разные вещи. Если задуматься, то на наших песнях выросло уже не одно поколение слушателей.

Вадим: - Да, мы и сами удивляемся, когда к нам на концерте подходят 14 - 15-летние дети и просят оставить автографы на пластинках, которые были записаны еще до их рождения и которые покупали и слушали их родители. Это говорит о том, что, видимо, у нашей музыки есть будущее.

- Музыку «Агаты Кристи» часто называют депрессивной. Чем, по-вашему, она так привлекает молодых?

Глеб: - Мне кажется, что настоящее искусство лежит в области изучения подсознания человека, движущих мотивов его поступков, в психоанализе. Нам интересно задеть самих себя и других за самые кишки. Мы поем о том, с чем каждый человек сталкивается, что каждого интересует, но о чем не каждый говорит. Именно это трогает слушателей.

- И именно поэтому в ваших песнях так часто возникает образ смерти?

Вадим: - Она есть, и зачем делать вид, что ее не существует? Есть люди, и их немало, которые в достаточно юном возрасте уже серьезно думают о конечности жизни, о том, что нас ждет после смерти. Если об этом задумываешься, то и к окружающим начинаешь относиться иначе.

- Почему вы назвали группу именем детективной писательницы, а не именем какого-нибудь философа, труды которого более точно определяют ваше отношение к жизни?

Вадим: - Не знаю. У нас сразу была идея назваться именем собственным. Задача была, чтобы название группы запоминалось и чтобы была какая-то интрига. И Саша Козлов предложил: а почему бы нам не стать «Агатой Кристи»? Просто ради прикола. Сначала все удивились: мужская группа - и вдруг женское имя, а потом всем понравилось, и так пошло.

- А вы читали детективы Агаты Кристи?

Глеб: - У нас большой диапазон чтения. А Агату я прочитал, когда попал в больницу. Лежал долго, делать было нечего, и бывшая жена, спасая меня от скуки, стала носить мне в палату Кристи. В итоге перетаскала двадцатитомник! Это было мрачное чтение. И выматывающее.

- Как вы смотрите на то, что ваши песни будут переведены на татарский язык и исполнены татарскими певцами?

Глеб: - А получится равноценный перевод, как вы думаете?

Вадим: - Вот вы Шекспира читали? Его на русский переводили Пастернак, Маршак, другие талантливейшие поэты, но это все равно получились их произведения по мотивам Шекспира. И если талантливый татарский поэт возьмется сделать песни по мотивам «Агаты Кристи», то, вполне возможно, получится что-то интересное.

 

 

Ольга ИВАНЫЧЕВА

КВ
Лента новостей