Ильшат Аминов: Раньше слово имело гораздо больше силы

В преддверии юбилея факультета журналистики и социологии КФУ «КВ» продолжают серию интервью с теми, кто стоял у истоков «мастерской пера». Ильшат Аминов - один из известнейших выпускников факультета.
Сейчас это гендиректор телерадиокомпании «Новый век» и ведущий программы «7 дней». В начале 90-х он работал преподавателем журфака, позже - директором службы новостей телекомпании «Эфир». 
О юности- Ильшат Юнусович, почему вы решили поступать на журфак?- В 10 лет я оказался на Казанской студии телевидения. Вел программу «Страна Пионерия» - «Пионерстан». Участвовал во многих проектах на телевидении. Например, в телеспектакле «Семь окон». Поэтому проблем с выбором профессии у меня не было - я твердо знал, что пойду на журналистику.
- Ваш любимый университетский преподаватель?- Их много. Талгат Миннебаев, Мира Сергеевна Савельева, Тамара Сергеевна Карлова, Людмила Михайловна Пивоварова. У нас были замечательные преподаватели!
- Правда, что вас однажды чуть не исключили из университета?- Можно сказать и так. Наша группа издавала рукописную газету «Искренность». Когда вышли четыре номера, ею заинтересовались на «Черном озере» - раньше там был КГБ. Сотрудников редакции газеты обвинили в антисоветской пропаганде и выгнали из комсомола и университета. Мы там действительно немножко издевались над некоторыми символами. Например, в одном номере была карикатура, где молодой Ульянов-Ленин изображен в виде двуликого Януса. Нарисовал ее прекрасный художник Миша Шишко. Это посчитали серьезным правонарушением. Я писал стишки в эту газету, правда, не политического содержания, а эротического. Поэтому меня не исключили, а объявили строгий выговор. В общем, мы были молоды, честолюбивы, хотели создать интересную для всех газету. Ребята послужили в армии. Потом все смогли восстановиться и доучиться. Ильшат Ракипов сейчас работает пресс-секретарем, Миша Шишко в Германии. А главный редактор Шамиль Кашафутдинов в Москве. 
- С чего начиналась ваша телевизионная карьера?- С университетской телестудии. Тогда я работал в КГУ - преподавал основы тележурналистики. Ребята из первой группы по специальности «Телевизионная журналистика», среди которых были Айгуль Мирзаянова, Сергей Шерстнев, составили костяк нового телеканала «Эфир». Все сюжеты делали во втором корпусе КГУ. Потом ездили на телевышку и оттуда выдавали программу. То, что «Эфир» создавался в стенах университета, правда. И в ГТРК «Татарстан», и на ТНВ очень много выпускников журфака.
О становлении- Ваша программа «Город» сразу стала популярной... - Во-первых, мы старались делать не официозные, а «живые» новости. Очень увлекались криминалом, скрывать не буду. Я сам, несмотря на то что руководил новостями, занимался криминальной журналистикой. Доводилось даже ночевать в дежурной части. Как только какой-то срочный вызов - выезжали вместе с оперативниками. Видел все виды смертоубийства, какие только возможны. Не могу сказать, что это приятный опыт, но опыт. Мы старались освещать все события живее - за счет этого так стремительно завоевали любовь телезрителей. Это, конечно, было свежее слово на телевидении. Нам безумно нравился Невзоров и его потрясающая программа «600 секунд». Потом это было время всеобщей гласности. Мы делали действительно проблемные сюжеты. Случалось, чиновники, завидев меня, переходили на другую сторону улицы.
- А сейчас?- Сейчас времена меняются. Все движется по спирали. Всегда за максимальной степенью свободы следует какой-то виток, когда эта свобода ограничивается. Закономерный исторический процесс. Главное, что мы в свое время подышали свежим воздухом.
- Что дала вам стажировка в Америке?- У нас была школа «Интерньюс», я ее закончил. Мы побывали в разных странах, посмотрели, как там делают новости. Потом какое-то время я преподавал в этой школе. Это был новый взгляд на телевидение. Как-то косвенно повлияла и поездка в Америку, ведь любой опыт, который ты получаешь в жизни, синтетический, то есть многое в себе сочетает.
О профессии- Как считаете, приемлема ли у нас американская модель журналистики?- Я не считаю американскую журналистику идеальной. Вся их хваленая свобода слова состоит только в том, что у них есть возможность выбора. Все СМИ принадлежат крупнейшим финансовым и промышленным группировкам. Там очень жесткая информационная политика. Того же Познера оттуда выгнали, когда он перестал соответствовать определенным критериям. Свобода выбора все-таки должна быть. Вам не нравится либеральное издание - идите работать в коммунистическое. Не нравится коммунистическое - в социал-демократическое или желтый таблоид. У нас этот выбор сегодня обеспечивается интернетом. Все, монополия кончилась! Сейчас вы со своим телефоном можете стать средством массовой информации.
- Вы затрагивали темы, которые раньше было не принято обсуждать?- Все затрагивали: работа власти, коррупция среди чиновников, происшествия, криминал, громкие дела... Мы были на коне, нас боялись. Ведь в то время слово имело гораздо больше силы, чем теперь. Это сейчас в мощном информационном потоке слово теряется. Вот сколько в интернете появляется разоблачений - тысячи! Не факт, конечно, что все они соответствуют действительности - в этой мусорной корзине очень трудно что-то разобрать.
- Какой материал особенно запомнился?- Однажды на очередное происшествие мы приехали чуть ли не раньше «скорой». Людям оказывали помощь - они умирали на наших глазах. Такое потом долго снится... Поэтому я и ушел из этой отрасли. Удивляюсь мужеству людей, которые могут долго работать в криминальной хронике, сохраняя при этом ясность рассудка. Например, телеведущая Ольга Лаврова, заменившая меня на этом поприще, работает там до сих пор. Надо же, какая у нее крепкая нервная система, просто восхищаюсь!
- С какими трудностями вы в те годы сталкивались?- В первую очередь, с проблемами оборудования. Тогда мы работали буквально «на коленках». Техники не хватало, кто-то принес из дома видеомагнитофон... Нам хотелось удивить весь мир, поэтому не обращали внимания на трудности. Работали круглыми сутками. Иногда я вообще не уходил домой, ночевал в телестудии, если что-то не получалось. И ребята у меня так же работали - мы все прошли через эту школу тотального выживания. По-другому нельзя было. Замечательные ребята, причем не меркантильные. По субботам и воскресеньям еще выходили на субботники. Банка сока и палка колбасы - это наш ужин. Зато сколько радости! Помню, мы тараканов тачками вывозили. Их там было огромное количество, особенно на кухне... Это было время романтизма. Каждый выход в эфир - праздник. Каждый новый проект - достижение. Первый монтажный комплекс появился - просто счастье.
- Как директор ТНВ что можете сказать о сегодняшних выпускниках журфака? - Ребята в основном очень хорошие, начитанные. Но им нужно обладать огромным количеством технических навыков. Сегодняшний студент факультета журналистики, особенно если он приходит работать в электронные СМИ, должен уметь осуществлять монтаж с использованием всех современных программ. Это обработка, сжатие, пересылка видеоинформации при помощи персонального компьютера или монтажного комплекса. Но некоторые не могут даже факс отправить. Журналист должен быть продвинутым пользователем, способным перерабатывать видео любого формата. Тогда он сразу прекрасно впишется в технологический цикл любой компании.
- А монтажеры тогда зачем?- У нас на ТНВ сейчас стоит суперсовременное оборудование, на котором журналист сам обязан монтировать сюжеты. Это делается для ускорения процесса. Я начинал с кино. Утром мы снимали сюжет, потом его проявляли. Монтажер резал пленку, чистил ее концы лезвием, затем пленку склеивали. Выражение «клеить кадры» и сейчас осталось, но, конечно, все изменилось. Возросла динамичность информационного потока. Иногда  нужно срочно передать информацию с личного компьютера. А приходят люди, которые, к сожалению, не владеют даже камерой в своем мобильнике.
О смене- На вашем канале в основном работает молодежь?- Очень много пришло молодежи на телеканал «ТНВ-Планета». У нас появились просто потрясающие рабочие места! Например, в программе «Татарлар». Будь я чуть моложе, не думая, пошел бы туда. Задача корреспондентов этой передачи - рассказывать о жизни татар во всем мире. Сейчас они едут в Австралию, потом - в Латинскую Америку, Японию, Канаду. Но чтобы работать здесь, нужно отлично владеть тремя языками: русским, татарским и английским. Нет таких людей! Буквально с собаками искали. Хотя вроде бы чего еще желать в этом мире: за пять лет работы объездить весь белый свет!
- Не жалеете, что ушли с преподавательской работы?- Жалею конечно. Я люблю эту работу. Настоящее удовольствие - видеть, как люди растут на твоих глазах, и осознавать, что ты сумел им передать частичку своего опыта. Меня приглашают, но очень сложно найти время. Впрочем, думаю, что благодаря реорганизации университета все-таки получится поработать со студентами. Мы просто обязаны это сделать!

КВ
Лента новостей