На свидание с сыном

Шел жгучий август 1942 года. Глубокой ночью в лесу близ города Серпухова раздался сигнал тревоги, а минут десять спустя по пыльной дороге зашагала колонна солдат.
Первый дивизион 1029-го артполка двинулся на посадку в эшелон. Среди пассажиров телячьего вагона был и рядовой топограф Костя. Эшелон уносит на войну, думал он. А как там мама? Наверное, не знает, как прокормить большую семью и на что обменять квашеную капусту и соленые огурцы... В те же самые часы по разбитой дороге из Серпухова в сторону военных лагерей торопливо шагала женщина с узелком в руках: спешила на свидание с сыном. Постовой вызвал коменданта лагеря. А тот как колотушкой по голове ударил: «Опоздала, мать, малость! Сегодня ночью все уехали на фронт». Женщина отрешенно присела на бруствер у дороги. Прошлась мысленно по трудной дороге от дома, где она с великим трудом оторвалась от семьи и, взяв свежеиспеченный каравай хлеба и с десяток сдобных плюшек (Костюшку угостить!), прошагала 30 км пешком по рытвинам да ухабам. А затем впервые за 48 лет своей жизни сумела сесть на поезд до Серпухова. Это в войну-то! Ни читать, ни писать она не умела, пробивая себе дорогу... языком. А все невзгоды пути преодолела благодаря нестерпимому желанию увидеться с сыном. Но остались ли силенки на обратную дорогу?Через неделю Костя, оказавшийся у стен Сталинграда, получил из дома письмо. Сестренка кратко сообщала о поездке матери в серпуховские лагеря. Солдат обмяк, из глаз невольно полились слезы. Как же она преодолела такую трудную дорогу? Понимала, что больше увидеть сына не сможет? В деревне почти на всех фронтовиков пришли похоронки...- Стоит ли так убиваться! - успокаивал его друг. - У других хуже: то сын убит, то мать в немецкой оккупации, то дом сгорел. Ты лучше напиши ответ и успокой мать. Обрадуй, что жив-здоров, и пообещай увидеться дома после войны. Все военные годы Костя не забывал сообщать домой, что он жив и здоров. А когда отгремел салют Победы, медсестра из госпиталя сообщила родным о его ранении. Мать и этому была рада: какой фронтовик без ран домой возвращается! В деревне говорили, она вымолила сына у бога, он не дал ему погибнуть. Из всей деревни вернулось с войны только двое мужчин.Из госпиталя отправляли домой, но у Кости еще не вышел срок службы. Его направили в Берлин на охрану Силезского вокзала. В феврале 1947 года, к концу службы, сержант получил заказное письмо из дома и вздрогнул, почувствовав неладное. Сноха скупо сообщала, что 5 февраля в районной больнице от воспаления мозга скончалась мама... Поехала в лес на санках за кустарником. Привезла и слегла... Сноха просила Костю срочно приехать, но командир его не отпустил. Роковую справку о смерти мамы и письмо, залитое своими высохшими слезами, сын сохранил. А через месяц вышел указ о демобилизации....Сейчас Косте, автору этих строк, идет 92-й год. Память высыхает, кругозор сужается. Но образ матери нет-нет да и встанет перед глазами. Пока жив, хочется видеть ее молодой и красивой, живой и энергичной, радостной и счастливой! Константин Федорович ЕРАПОЛОВ,
инвалид войны
P.S. Снимков мамы нет и не было. Единственный раз ее сняли в гробу. Этот снимок хранится в семейном альбоме.

КВ
Лента новостей