«На войне было страшно по ночам...»

Павел Иванович Ошарин - ветеран войны, но воевал не с фашистскими оккупантами, а с японцами.
Несмотря на возраст, он бодр и подтянут. В его эмоциональном рассказе далекая казалось бы война оживает, становится зримой и почти осязаемой.
О детстве История семьи Ошариных похожа на истории многих других семей. 
Жили в небольшом поселке – двадцать три семьи – в районе залива Уган Зейского района.
Детство для Павла Ивановича кончилось рано. 
- В восьмом классе я проучился только месяц. Когда война с Финляндией началась, отец мне сказал: «Ты грамотный уже, сынок, бросай школу». И пошел я работать к частникам, были у нас такие - золото намывали. Работал два летних сезона.
В конце 1942 года Павла Ивановича, как и всех его ровесников, призвали в армию. Сначала он попал в 24-ю отдельную окружную школу отличных стрелков снайперской подготовки. Там научился отлично стрелять, даже командиру роты оружие пристреливал, хотя в первый раз от волнения промазал.
- Наш 258-й стрелковый полк 26-й стрелковой дивизии стоял на большой узловой станции Губарево – поезда идут и идут день и ночь, крытые брезентом. Однажды вышел от дежурного, слышу паровозные гудки. А это война на Западе кончилась, я потом по радио услышал. А нам никакого спуску не давали, ни одного дня, - вспоминает о своем Дне Победы Павел Иванович.
О войнеВойна с Японией началась 9 августа 1945 года. 
- Наша дивизия форсировала реку Уссури, за это и получила название Уссурийской. Помню, тогда меня солдат попросил: «Дай попить». А у меня хороший котелок был, немецкий, а он его утопил, нечаянно конечно...
Все готовились к сражению, артиллеристы тренировались день и ночь, круглосуточно громыхали снаряды.- А я думал, что это гром, как раз было пасмурно, - рассказывает ветеран. - Ночью было страшно: тихо вроде, только вдалеке что-то гудит. Спали кто под кустом, кто как... Мы с командиром роты по очереди дежурили, две ночи таких было.
Вспоминая о боевых действиях, Павел Иванович активно жестикулирует, стол превращается у него в поле боя, на котором он показывает расстановку наших и японских сил.
- Три фронта было, мы быстро окружили хваленую миллионную японскую армию. Из нашей роты только четыре человека погибли. Немного не дошли мы до города Харбин, нас быстро сняли, сразу отправили обратно.
18 августа Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Василевский отдал приказ об оккупации японского острова Хоккайдо силами двух стрелковых дивизий. Но эта высадка не была осуществлена из-за задержки продвижения советских войск в Южном Сахалине, а затем отложена до указаний Ставки. Так дивизия Павла Ивановича и осталась служить на Сахалине и Курилах.
- У японцев все было пусто, брошено. Испугались они: «русский солдат всех убивает», попрятались. Но потом заселили все. Мы с ними дружно жили. В роте у нас было все в шелку искусственном. Велосипеды были – я только там научился на нем кататься. Руку сильно ушиб - вот, можно сказать, моя военная травма, - с улыбкой вспоминает ветеран.
Демобилизовался Павел Иванович только в 1950 году в звании старшего сержанта, прослужив в общей сложности семь с половиной лет. Возвращался уже в Казань, куда к тому времени переехали родители.
Среди его наград замечаю сложенный вчетверо пожелтевший листок, оказавшийся удостоверением о награждении сержанта Ошарина П.И. 31 октября 1945 года нагрудным значком «Отличный стрелок».
- Я хорошо стрелял, даже в соревнованиях участвовал...
О современностиПавел Иванович активно следит за событиями, происходящими сейчас в стране и мире.
- Вот сколько всего мне присылают как ветерану, - показывает он на стопку газет на подоконнике.
Многое сейчас его удивляет: нежелание молодых идти в армию («У нас такого и разговору никогда не было!»), многочисленные митинги против власти:
- Я противник этого. Или мы не понимаем, или не знаем, или жили в такой трудный момент... А ведь сейчас все есть. Зачем возмущаются?
Напоследок я не могла не спросить Павла Ивановича о самом актуальном для сегодняшних российско-японских отношений вопросе - о Курильских островах. Ответ его был слегка неожиданным:
- Понятно, почему их не отдают: там же 32 острова, не считая мелких, от Камчатки до Сахалина тянутся. Поэтому они стратегически важны для страны как граница. Но лично мое мнение: на кой они нам нужны?

КВ
Лента новостей