Кремниевая долина на дом: как повлияла удаленка на it-столицу мира

Кремниевая долина манит миллионы людей, привлекая теплым климатом и высокими зарплатами. Но удается ли it-специалистам найти свое место под калифорнийским солнцем?

Кремниевая долина формировалась в течение более чем 100 лет в конкретных географических и экономических условиях. Постепенно в разных уголках планеты возникли такие же активные интеллектуально-технологические центры. Но пришла пандемия и радикально поменяла правила игры.

Можно ли сегодня говорить о том, что мир вопреки обстоятельствам становится все более глобальным, а интеллектуальные центры все ближе и теснее? Можно ли сегодня находиться в ядре зарождения инноваций, сидя с семьей у костра в сердце тайги? На эти и на многие другие вопросы ответил It-обозреватель «Казанских ведомостей», руководитель Школы 21 Айрат Хасьянов.

Предательство друзей или как появилась Кремниевая долина

Есть несколько историй о возникновении «Кремниевой долины». Одни говорят, что она началась с «предательской восьмерки» — восьми молодых физиков и инженеров, с трудом собранных в Долине в 1955-м году изобретателем транзистора, нобелевским лауреатом и главой компании имени себя Уильямом Шокли. В то время никто не хотел ехать в Маунтин Вью — нынешнее месторасположение Кремниевой долины. Тогда это место было не синонимом инновации и высоких технологий, а глушью, где не было даже междугородной телефонной линии. Но несмотря на самоотверженность ребят, они не смогли выдержать дурной характер Шокли. 

Парни уволились из Shockley Semiconductor Laboratory, и, договорившись с инвестором Шерманом Фэйрчайлдом, 1 октября 1957 года основали свою компанию — Fairchild Semiconductor, которая сыграла определяющую роль в формировании «Кремниевой долины» в том виде, в каком мы ее знаем. Выходцы из «предательской восьмерки» приложили руку к становлению крупнейших компаний, которые известны и по сей день.  

Другие началом истории Долины называют момент создания первой модели низкочастотного генератора Model 200A Уильяма Хьюлетта и Дэвида Паккарда. Они вместе учились в Стэнфорде у Фреда Термана. А в 1938 году основали компанию Hewlett-Packard. Друзья решили жребием, чье имя поставить первым в названии компании. Есть также мнение, что началом истории Долины следует считать возникновение Стэнфордского индустриального парка, созданием которого после войны руководил как раз Фредерик Терман.

Из неприглядного места в мечту всех программистов 

Также история Кремниевой долины неразрывно связана со Стэнфордом. Или, точнее, Университетом им. Леланда Стэнфорда-младшего, который был единственным ребенком железнодорожного магната и бывшего губернатора Калифорнии Леланда Стэнфорда-старшего. Джейн Стэнфорд родила его в 39 лет после 18 лет бездетного брака. Поскольку в Калифорнии не было подходящих учебных заведений, родители отправили сына учиться в Европу. Но, находясь в Афинах, Леланд заболевает брюшным тифом и умирает, не достигнув шестнадцатилетия. 

После смерти единственного сына Леланд Стэнфорд-старший в 1891 году открывает учебное заведение для всех талантливых молодых людей Калифорнии. Именно тогда он сказал вошедшую в историю фразу: «Теперь нашими детьми будут дети Калифорнии». Правда, тогда инвестиции Стэнфорда на создание «университета» на задворках тогдашнего мира вызывали только смех. 

Но если раньше этот забытый и никому не нужный уголок отличался дешевой землей, то сегодня аренда дома вблизи Маунтин Вью обойдется вам в 10 тыс. долларов в месяц. А Стэнфордский университет уверенно удерживает позицию одного из лучших университетов мира. 

Кремниевые долины заполонили мир

История Кремниевой долины вдохновила многих людей в разных странах. По всей планете начали появляться другие подобные высокотехнологичные центры. Так, например, образовалось Кремниевое плато в Бангалоре в Индии и даже Кремниевые острова — Тайвань, Сингапур и японский Кюсю. Еще один пример — «Кельтский тигр» в Ирландии, занимающая первое место в Европе по производству программного обеспечения. Кроме того «Кельтским тигром» называют саму Республику Ирландия.

Кремниевые холмы в Остине в Техасе выросли вокруг Техасского университета, штаб-квартиры Dell и бесчисленных офисов технологических компаний. В России тоже есть своя Кремниевая долина — Иннополис. Первый новый город, построенный в нашей стране после развала СССР, находится под Казанью. 

Но за крупными проектами иногда остаются незаметными бывшие так называемые «ржавые пояса» — территории некогда занятые ушедшими или увядшими в настоящее времени индустриями. Иногда благодаря усилиям и целеустремленности людей эти «ржавые пояса» превращаются в небольшие технологические долины.

Чаще всего они создаются по единому принципу — вокруг образовательных учреждений, которые служат базисом для стартапов и компаний. Как, например, исследовательский центр в области материаловедения в американском городе Бейтсвил, штат Миссисипи. Другой пример — Олбани. Там технологическая «долина» выросла вокруг Государственного университета Нью-Йорка (SUNY) и Политехнического института в Ренсселере. 

Не Иннополисом единым: какие it-центры есть в России 

Главной характеристикой таких технологических агломераций является открытый обмен знаниями — интеллектуальная среда, привлекающая талантливых инженеров и исследователей. Подобные центры возникают по всему миру, и Россия — не исключение. 

Так, компания iSpring Юрия Ускова, который не уехал за талантами из Йошкар-Олы, а вместо этого построил там свою it-деревню для коллег. И это не единственная крупная интересная компания, работающая в этом городе. В Перми родилась и работает Xsolla, одна из 12 крупнейших компаний с российскими основателями по версии журнала Forbes. Ее руководителем является Александр Агапитов, который наделал недавно немало шума, уволив 10% своих самых неэффективных сотрудников. 

Другой пример — Нижний Новгород, где работает большая часть ключевых разработчиков OpenCV, без которого немыслимы современные роботы и машинное зрение. В Якутске появилась и продолжает работать InDriver Арсена Томского. Кстати, о якутской кремниевой долине, которую правильнее было бы, наверное, назвать «алмазной», можно посмотреть вдохновляющий фильм «Цифровой алмаз». Перечислять подобные центры в нашей стране, к счастью, можно довольно долго.

Есть мнение, что Кремниевая долина зарождалась в гаражах. Но мне кажется, начиналась она не в гараже Возняка (одного из основателей Apple), и не в гараже Дейва и Люсиль Паккард (создатели Hewlett-Packard), и даже не в гараже Гринча, в котором начинала Fairchild. Как и многие другие истории, Долина рождалась в головах и сердцах людей. Через личную драму, боль, конфликт, желание изменить мир, сделать что-то по-настоящему значимое. И, как это ни удивительно, с того, что были люди, которые почему-то не хотели уезжать с дикого запада на индустриально и экономически более развитый и комфортный восток США.

«Удаленка» убила Кремниевую долину? 

История Кремниевой долины взволновала меня в пандемию. Будет ли столь же значимо физическое присутствие, смогут ли такие интеллектуальные хабы продолжать играть ту же роль, что прежде?

Оказалось, еще до пандемии люди начали потихоньку мигрировать из зоны залива Сан-Франциско. Стали работать оттуда, откуда дешевле, удобнее и комфортнее.

В пандемию мы все неизбежно столкнулись с новыми каналами коммуникации, многие познали «zoom-выгорание», и немалое число из нас на деле в той или иной роли прочувствовало «чайка-менеджмент». Это такой тип руководителя, который толком не разбирается в проблеме или вопросе, но создает много шума, придавая себе значимости и боясь показаться некомпетентным.

Но, с другой стороны, мы оценили удобство работы из дома, и подавляющее большинство технологичных компаний уже даже не планирует возвращать всех своих сотрудников с «удаленки». Такие гиганты, как Apple и Facebook, анонсировали большие вложения в решения в области дополненной и виртуальной реальности, которые сделают дистанционное взаимодействие намного комфортнее и естественнее. 

Например, устройство от Apple, создающее виртуальную реальность, ожидается по мнению аналитиков уже в 2022 году. Марк Цукерберг взялся за амбициозную цель создания интернета следующего поколения в форме метавселенной, иммерсивной реальности, населенной аватарами. Можно быть уверенным, что удаленная работа и дистанционное взаимодействие с нами надолго. И также похоже, что сюжет американского боевика «Суррогаты» с Брюсом Уиллисом в главной роли, где роботы заменили людей, может однажды воплотиться в нашей в какой-то степени уже виртуальной реальности.

Кремниевая долина теперь там, где вы 

Тем временем в разных городах и весях люди с мечтой и желанием работать создают свои интеллектуальные хабы. Они, наверное, никогда не повторят историю Кремниевой долины, да и нужно ли ее повторять? Ведь следующей базовой технологией вряд ли будет кремний. Стив Джобс любил цитировать великого хоккеиста Уейна Грецки: для того, чтобы владеть шайбой, надо бежать не в то место, где она находится, а туда, где она будет, когда прибежишь. 

Причины, по которым в одном или другом месте возникает концентрация квалифицированных специалистов, необходимой инфраструктуры и институциональной поддержки, могут быть разными. Но распространение таких хабов по планете продолжается с развитием технологий и соответствующим ростом спроса на высокотехнологичные товары и услуги. 

С приходом пандемии и распространением удаленных коммуникаций все эти хабы стали чуть ближе. Чуть проще или привычнее стало доверять, сотрудничать и обмениваться знаниями на расстоянии. Несмотря на то, что живое общение пока еще не удалось заменить дистанционным взаимодействием в полной мере, становится явным новый тренд. Не только знания, но и все возможности, экспертиза и интеллектуальный потенциал планеты — на кончиках ваших пальцев. Кремниевая долина не окружает больше только залив Сан-Франциско — теперь она там, где вы находитесь сами, если у вас хватает упорства и умения в этом новом мире жить, работать и преуспевать!

КВ
Лента новостей