Как праздновали Новый год в советские времена

Интереснее всего его встреча проходила на предприятиях.

В нашу электролабораторию за две недели до него начинали приходить сотрудники из соседних отделов с просьбой починить и покрасить елочные гирлянды. Конечно, мы их выручали. Паяльники и цветной цапонлак были под рукой. А в обед наши сотрудники – молодые отцы - из отходов производства делали для своих первенцев необычные игрушки-домики с белоснежными пенопластовыми крышами. Все они были радиоинженерами, поэтому в домиках прятали устройства, с помощью которых огни на домашней елке то загорались, то начинали мигать. Сейчас такие гирлянды можно купить в любом магазине, а в 70-х годах прошлого века это был жуткий дефицит.

ДАЕШЬ ПЛАН! Конец года - всегда напряженная работа по выполнению годового плана, от которого зависело, будет ли у нас тринадцатая зарплата (то есть премия за прошедший год). Но мы все равно успевали украсить вырезанными из салфеток снежинками окна и бегали на репетиции новогодней программы. На вечере обычно выступали артисты доморощенного ВИА, свои чтецы, певцы, Дед Мороз и Снегурочка. Ответственные за новогодний стол закупали продукты. Руководители профсоюза договаривались с администрацией о месте проведения праздничного вечера. Художники начинали рисовать новогоднюю стенгазету и параллельно с ней плакаты для украшения зала. Приподнятая атмосфера создавала праздничное настроение, это было самое главное. Ведь говорят, не так хорош праздник, как подготовка к нему.

МАСКИ ПО КРУГУ. Наша небольшая организация своего клуба не имела. Был зал со сценой, где проходили все вечера. Потом в зале открыли музей, и проводить развлекательные мероприятия стало негде. Но профком всегда находил помещение для новогодних вечеров. Не раз мы праздновали в столовой «Радиоприбора», которая была за территорией завода. Были вечера в клубе имени Е.Ласточкиной и даже в зале только что открытого Ленинского мемориала (ныне НКЦ «Казань»). Несколько раз наш профсоюзный лидер Сания Шакировна Ибрагимова организовывала аренду зала в межвузовской столовой на улице Толстого. Это считалось особенно престижным, ведь там играл не свой ВИА, а была дискотека с настоящим диск-жокеем.

ЗАЖИГАЙ! Все наши корпоративные вечера походили на фильм «Карнавальная ночь» или телевизионный «Голубой огонек». Столики на 6 - 8 человек, на них шампанское, закуска и обязательно салат «Оливье», горячий бульон с треугольниками, чай с перемячами, конфеты. Стоило все это недорого, было доступно всем работающим. Заранее договаривались, кто с кем сидит. И были готовы вступить в борьбу за лишнюю бутылку шампанского на самодеятельном конкурсе между столами. На каждом вечере была обязательно своя изюминка - это забота культмассовых секторов. Программа была непременно с «цыганами».

В длинных цветастых юбках и в блестящих монисто врывались они в зал под популярную песню, исполняя танец. А потом шли по рядам: «Дай руку, красавица, погадаю».

Как-то в наше КБ устроился художником выпускник Казанского художественного училища Марат. Был он заводилой с неистощимой энергией и организаторскими способностями. С него и началась традиция цыганских плясок на каждом новогоднем вечере. Он же организовал шуточный «Танец маленьких лебедей» в исполнении парней. Те потом сами себе удивлялись:

- Скажи мне кто-нибудь, что я буду перед зрителями в женской юбке и мужских ботинках изображать лебедя, никогда бы не поверил. А под руководством Марата это оказалось очень даже возможно.

СЛАВА. Женская часть нашей лаборатории гордилась тем, что Дед Мороз был нашим кадром - это Слава Пеплов. Он работал у нас инженером после армии. Высокий, статный, симпатичный, заводной, писал песни и любил петь. Еще Слава читал стихи, умел вязать себе безрукавки, а нам шапочки. За словом в карман не лез. Трудно было в такого парня не влюбиться! Влюблялись все...

Костюм Деда Мороза ему удивительно шел: у Славы были добрые смеющиеся глаза. После выступления со Снегурочкой на новогоднем вечере Дед Мороз обычно ходил по каждому подразделению, они поздравляли, вручали активистам подарки от профсоюза и просто создавали хорошее настроение. Дело это было нелегким. В шубе и шапке, с мешком и посохом полазай-ка по этажам да повтори одно и то же сотню раз. Немудрено, что к концу такого променада язык у Деда Мороза начинал заплетаться. До андроповских строгостей и антиалкогольной программы Горбачева было еще далеко... А через 10 лет в Деда Мороза, которого играл наш молодой военпред Толик Чудовский, влюблялось уже следующее поколение.

Современные ритмы сменялись нестареющим вальсом и конкурсами. Дед Мороз вручал нехитрые подарки. Лихой казачок сменялся белым танцем. В полумраке таинственно сверкает елка, хлопают хлопушки с конфетти, летит со всех углов серпантин, связывая танцующих. Расхрабрившись, кто-то приглашает на белый танец самого начальника бюро или главного инженера. Они тоже вместе с нами на праздничном торжестве.

ПОСТСКРИПТУМ. Назавтра мы снова на своих рабочих местах даем план. 31 декабря работали кто полдня, если не связан с производством и сдачей продукции, а кому-то и Новый год встречать приходилось на рабочем месте вместе со своей бригадой. Торопились сдать продукцию, чтобы отчитаться.

Потом она, невостребованная, долго лежала на складе.

КВ
Лента новостей