Как подростки фронту помогали

Когда грянула война, мне еще не было и 14 лет. Мы тогда жили в селе Утяково Нурлатского района, в семье было восемь детей. В августе 1941 года отца забрали на фронт. Но он провоевал недолго: сперва его ранили под Ржевом. После излечения снова попал на фронт. А в феврале 1942 года пришло извещение, что рядовой Иван Наумов пропал без вести...

С первых дней войны я работала в колхозе. До сих пор на руке есть отметина от пореза серпом. Потом мне дали двух бычков и ярмо: «Обучай для езды в телеге». Лошадей тогда почти не было - всех мобилизовали на фронт. Обучила я одного бычка, назвала его Петей и стала возить с поля на ток снопы. Это нелегкая работа для девчонки. Возили на своих быках и зерно на станцию Албаба. Сами выгружали тяжеленные мешки, домой возвращались затемно. На семикилометровом пути встречались волки, которых тогда было великое множество. Однажды они напали на наш обоз и задрали быка у моей подружки Маруси.

Кроме работы в колхозе, мы сушили картофель для отправки на фронт, вязали шерстяные двупалые рукавицы, собирали теплые вещи для солдат, вышивали кисеты. Помню, в то время в нашем районе шло строительство железнодорожной ветки, где работали пленные немецкие солдаты. Инвентарь для стройки собирали по домам - у нас забрали лом, два топора, все лопаты и тележку, на которой мы возили овощи с огорода. Иногда немцы заходили в дома, просили поесть. Никогда не забуду, как однажды дала двум пленным табак, который мы сушили на чердаке для отца. Немцы были длинные и очень худые. На головах у них были башлыки, ноги обуты в деревянные колодки, обернутые тряпьем и бумагой. Увидев табак, они очень обрадовались и все бормотали: «Филь данк!» А мама, вздыхая, сказала, что, может, и наш отец где-нибудь вот так же мается в плену. Вдруг найдутся добрые люди, которые и ему чем-нибудь помогут. Увы, наш папка не попал в плен, а был убит на поле боя. Я потом с помощью поисковиков узнала, что он похоронен в братской могиле. У меня есть ее фотография.

В 1944 году я приехала в Казань, где закончила ФЗО №8 и поступила аппаратчицей на завод п/я 974 (ныне завод СК имени С.Кирова). Там производили каучук, который шел на изготовление резины для самолетных и автомобильных шин и многого другого. На заводе работа была не менее тяжелой, чем в селе. Смены длились по 12 - 14 часов. Иногда мы не выходили с предприятия сутками. Потом пришлось совмещать работу с воспитанием девятилетней сестренки Лизы, которую я взяла в свое общежитие по просьбе матери - она с трудом поднимала ораву малолетних детей. Не знаю, как бы справилась, если бы не помощь начальника цеха №6 Андрея Михайловича Зенитова. Тот помог прописать сестренку в общежитие и выхлопотал для нее хлебную карточку.

День Победы я встретила на смене. По случаю великого праздника объявили выходной, и мы отметили его как труженики тыла. Я считаю, что победа стала возможной благодаря и нашему самоотверженному труду на полях и фермах, на фабриках и заводах. Правильно сделала ваша газета, подняв тему повышения статуса тружеников тыла и учреждения в стране звания «Город трудовой славы». Казань его обязательно получит!

КВ
Лента новостей