Как контрразведчики Татарстана в годы войны разоблачали шпионов

Руководителем Наркомата госбезопасности ТАССР был полковник Абдулла Габитов. В связи с эвакуацией в Казань ряда научных учреждений, занимавшихся оборонной проблематикой, органы госбезопасности осуществляли контрразведывательное обеспечение секретности проводимых работ, в частности, по проблеме «Уран», возглавляемой академиком И.В.Курчатовым.
Одна из лабораторий находилась в Казани по адресу: ул. Жуковского, 4. Контрразведчики обеспечивали защиту целого ряда оборонных предприятий республики.
В январе 1942 года в ходе расследования обстоятельств катастрофы самолета ПЕ-2, на борту которого находился главный конструктор В.М.Петляков, оперативным путем была установлена причина (технологического характера) возгорания машины в воздухе, полученные материалы учтены в дальнейшем при производстве боевой авиатехники. Определенные сведения о Казани у немецкой разведки уже имелись. С 1929-го по 1933 год в нашем городе функционировали секретные советско-германские танковые курсы, где до прихода Гитлера к власти проходили обучение советские и немецкие офицеры-танкисты. В свободное время немецкие курсанты изучали промышленный потенциал Казани, расположение воинских частей и т.д. Периодически из Москвы в столицу республики приезжал военный атташе германского посольства в Москве полковник Кестринг, который опрашивал курсантов. Естественно, к началу войны в городе произошли существенные изменения, в частности, был построен авиационный завод, другие оборонные предприятия. Поэтому во время войны немцы осуществляли аэрофоторазведку. Полученные снимки интересующих объектов использовались ими для подготовки агентов-диверсантов.За период войны было разоблачено и обезврежено несколько разведывательно-диверсионных групп. Так, в марте 1942 года арестованы агенты немецкой разведки «Пальцев» и «Донец», сброшенные на парашютах. Они имели задание взорвать пороховой и авиационный заводы. Помимо этого, они должны были собирать сведения о передвижении воинских эшелонов. И с помощью радиопередатчика сообщать их немцам. Казанские чекисты перевербовали вражеских агентов и вели радиоигру с противником в целях его дезинформации. От «Пальцева» и «Донца» также были получены ценные сведения, касающиеся разведшколы и ее выпускников, что позволило разыскать и разоблачить нескольких вражеских агентов в других регионах СССР.22 октября 1942 года в Казани был арестован агент немецкой разведки «Ягудин», уроженец Дубъязского района. В армию его призвали 29 мая 1941 года, и в составе 3-го полка легкой артиллерии он прибыл в район Орши, где в июле того же года попал в плен. Ему, как и тысячам наших соотечественников, пришлось побывать в разных концлагерях, в том числе Бухенвальде и Заксенхаузене. В начале июля 1942-го он в числе сорока человек по особому списку был отобран комендантом лагеря и направлен в разведшколу, находившуюся в г. Яблоне в Польше. Там бывший капитан Красной армии, некий Хохлов, выяснив все его данные, присвоил ему кличку «Ягудин». Все прибывшие в разведшколу узнали о том, что они отобраны командованием с целью подготовки из них агентов немецкой разведки и после окончания школы будут переброшены на территорию Советского Союза...«Ягудин» в армии служил радистом, поэтому его зачислили в школу разведчиков-радистов. В разведшколе он обучался с 1 июля по 22 сентября 1942 года. Изучал кодовые таблицы, шифровальное дело, ориентирование на местности по карте и компасу, подрывное дело. Курсанты подвергались мощной идеологической обработке. Уже перед заброской на территорию СССР их разбили на мелкие группы. Как показал на допросе «Ягудин», по его наблюдениям, в такие группы подбирали лиц, проживавших в одной местности. В ночь на 5 октября с аэродрома в Смоленске поднялся самолет и взял курс на восток. По ходу движения с него сбрасывались группы парашютистов-диверсантов. Ждали своей очереди и «Ягудин» с неким Киселевым (он же агент немецкой военной разведки «Гончаров»), снаряженные всем необходимым. Кроме армейской им была выдана гражданская одежда, а также специальная амуниция, два пистолета, рация, советские деньги, четыре гранаты, 50 боевых патронов. «Гончарову» еще выделили приспособление для размножения листовок и ящик взрывчатки. «Ягудину» передали условный код. Через три дня после приземления он должен был выйти на связь.Перед немецкими агентами поставили задачу осесть в районе Казани. «Гончаров» специализировался на разведывательно-диверсионной деятельности, а «Ягудину» предстояло передавать разведданные по рации и получать инструкции. От них также требовалось изучить возможность проведения диверсионных актов на стратегических объектах, используя для этого и родственные связи, и новые знакомства, и подкуп. Кстати, у «Ягудина» родственники работали на пороховом заводе.Парашютисты приземлились, но в темноте не смогли найти друг друга. Переждав ночь, «Ягудин» определил, что находится недалеко от станции Чуфарово Куйбышевской железной дороги. На станцию он не пошел. Несколько дней двигался в направлении г. Алатыря, ночуя в стогах сена. По пути зарыл часть денег и только затем, купив билет, поездом отправился в Казань.
22 октября в 10 часов «Ягудин» ступил на перрон Казанского вокзала. Побывал на рынке, оттуда в 15.30 пошел на квартиру своей родственницы. Через несколько часов его арестовали сотрудники госбезопасности. При нем обнаружили фальшивые документы и чистые бланки с печатями и подписями.Как удалось так быстро вычислить немецкого агента? Дело в том, что контрразведка - это целая система тайных и гласных методов работы. Использовалась и такая форма, как сотрудничество граждан с органами на негласной основе. Решение «Ягудина» отправиться на рынок оказалось для него роковым. Здесь он был замечен односельчанином, который знал, что «Ягудин» числится пропавшим без вести. Кроме того, сотрудниками госбезопасности ранее были арестованы те, кто проходил с ним учебу в разведшколе. От них получены приметы, отдельные данные на курсантов. Да и в своих показаниях уже арестованный шпион рассказал немало о своих сокурсниках по разведшколе.«Ягудина» поместили во внутреннюю тюрьму НКВД. В то время она представляла собой достаточно мрачное здание с хитросплетением коридоров, маленькими камерами, небольшим прогулочным двориком. Сейчас этой тюрьмы нет. Следствие, как показывают материалы дела, велось вполне корректно. И это тоже не могло не подействовать на арестованного, ожидавшего жестокого к себе отношения. Он чистосердечно все рассказал. Показания «Ягудина» были использованы при расследовании дел других задержанных диверсантов - выпускников разведшколы: Кириллова - в Ярославле, Киселева - в Чувашии. «Ягудин» был осужден и приговорен к исправительно-трудовым работам. Большую работу по выявлению военных преступников, сотрудников спецслужб и гестапо проводили контрразведчики в лагере для военнопленных немецких офицеров в Елабуге. Среди них оказался и капитан Пауль Айк, который, будучи замкоменданта г. Орши, участвовал в массовом расстреле мирных жителей. После войны он был этапирован по месту совершения преступления и там повешен.

КВ
Лента новостей