Жизнь бывшего сотрудника уголовного розыска - сплошной детектив

За плечами у моего героя, в прошлом замначальника Управления уголовного розыска РТ, Александра Леонидовича Аввакумова - 17 лет работы в уголовном розыске, сотни раскрытых преступлений и громких дел.
Накануне Дня ветеранов МВД он рассказал «КВ» о некоторых секретах оперативной работы и о том, что сюжеты самых громких своих дел воплощает теперь в книгах. В прошлом году Александр Леонидович стал лауреатом литературной премии МВД России. Все его восемнадцать детективных романов и два военных, один из которых посвящен боевым действиям в Афганистане, основаны на реальных событиях. Они о расследованиях, в которых Аввакумов участвовал сам.


Теория: важно уметь слушать и слышать

- Раньше мы не полагались на технику, упор делался на оперативную работу, - поясняет ветеран. - С чего начинается любое расследование? С поиска преступника - это главная задача уголовного розыска. Представьте, в городе-миллионнике нужно отыскать одного-единственного человека. Как? Для раскрытия преступления существует множество методик. Разрабатываются различные версии, каждая из которых основывается на возможной причине совершения преступления. Затем они тщательно прорабатываются. Это в кино все укладывается в 45 минут, в жизни расследование длится годами. После поимки преступника его следует опросить. Нужно убедить его признаться, дать возможность написать явку с повинной. Только после этого задержанный передается следствию. Задача следствия - все это процессуально оформить.

- Александр Леонидович, как вы относитесь к сериалам о работе полиции?
- Единственный сериал, который мне нравится, - это «Ментовские войны». Он наиболее реалистичен. Большинство же детективных фильмов и сериалов - просто фантастика. Когда в фильме следователь, особенно прокуратуры, бегает с пистолетом, становится просто смешно. В жизни такого не бывает: следователь работает ручкой. А сейчас все делает на компьютере.

- Сейчас благодаря новым технологиям оперативникам, наверное, легче работать?
- Не совсем. Видеокамеры и анализ ДНК не заменят хорошей оперативной работы. Лет 30 назад в поисках убийцы мы перерыли бы все дно - притоны, сомнительные заведения. Нашли бы десяток преступников, находящихся в розыске, раскрыли квартирные кражи, прижали бы всех жуликов и как минимум получили какую-то информацию. Ведь чем больше людей опрашиваешь, тем больше информации получаешь. Через трое суток мы всегда приносили им извинения и выпускали. Наверное, это жестко, но по-другому никак. Тем более это предусмотрено законом. Но теперь делать это боятся. Вдруг, если человек под подозрением, но прямых доказательств вины нет, через два часа приедут его родители с адвокатом и начнут предъявлять претензии? В лучшем случае оперативника накажут, в худшем - уволят. А как работать? В этом смысле современным сыщикам сложнее. - Какие качества самые важные в вашей работе?- Важно уметь слушать и слышать собеседника, уметь быстро анализировать информацию. Анализ услышанного иногда дает очень многое. Например, вот задержанный дает показания. Я слушаю, делаю пометки в блокноте. Когда он заканчивает рассказ, прошу: «Извини, ты так путано говорил, что я ничего не понял. Давай еще раз». Так он повторяет свой рассказ три-четыре раза, а я все уточняю, переспрашиваю. А потом говорю: «Как же ты ничего не совершал-то? Ты мне четыре раза об этом рассказывал, и каждый раз в твоем рассказе что-то менялось».
Иногда по поведению преступника видно, что он врет. Причем даже то, где именно врет! Разговор с подозреваемым - это тонкая психологическая работа. В каждом конкретном случае нужно выбрать одну из всех возможных комбинаций, которая подойдет именно для этого человека. К примеру, перед тем как беседовать с группой задержанных, я подробно изучал их биографию, выбирая «слабое звено». И давил на него с разных сторон. Если задержанный начинает губы облизывать и у него во рту пересохло, значит, я близко к цели. Начинает двигаться и менять позу - еще ближе. А если успокаивается, значит, нужно возвращаться к тому месту в разговоре, когда он нервничал, и идти в другом направлении.


Практика: путь к сердцу преступника лежит через желудок

- А везение в вашем деле есть? - Оно очень важно! Однажды благодаря везению я раскрыл 156 квартирных краж за... один раз. Произошло это так. Иду по улице, смотрю, мужчина в фонтане руки моет. Они у него красные. Причем чем больше он их мочил и тер, тем краснее они становились. Я сразу понял, что мужчина попал на «денежную куклу». Это пачка денег, внутри которой устанавливается устройство с пружинкой и порошок - родамин. Когда вор вскрывает упаковку, устройство срабатывает и обсыпает его порошком. А у родамина такое свойство: чем больше мочишь, тем сильнее он краснеет. Я сразу понял, что мужик попался в эту ловушку. Подхожу к нему: «Ну что, не смывается?» - спрашиваю. «Да вот не знаю, сколько не мыл, становится все краснее и краснее», - отвечает он. Я предлагаю свою помощь. Он с радостью соглашается. В следующий момент показываю удостоверение и приказываю, чтобы он шел за мной. Уже в кабинете спрашиваю, откуда у него на руках родамин. Задержанный рассказывает, что он с сожительницей приехал из соседней республики. Однажды она прихватила где-то пачку денег. Вечером парочка решила поделить деньги, а потом пыталась отмыть руки от порошка. Интуитивно я догадался, что это не первая кража приезжих.

-  Как же удалось расколоть вора?  
- Он был очень голодный. Говорит, если покормишь, все расскажу. У вора оказалась феноменальная память. Он помнил все: дату преступления, адрес, что брал в конкретном доме. Чаще всего приезжий воровал в частном секторе, в дома залезал через окно. Причем не шарил по всему дому и не устраивал бардак. Действовал иначе. Открывал, например, шкаф, где лежали три меховые шапки, и брал только одну. В шкатулке с драгоценностями точно так же - из трех колец брал одно. А потом тихонько через то же окно вылезал на улицу. Расчет вора следующий: хозяйка, обнаружив пропажу шапки, подумает: «Вот муж-алкоголик шапку пропил». Пропажу кольца и подавно замечают только спустя время и думают, что потеряли. Вот так и получилось, что из 156 потерпевших никто не заявил о краже в милицию. В сводках происшествий их тоже нет. Я решил проверить все на месте. Поехали мы в Аракчино. Вор показывает конкретный дом. Спрашиваю у хозяйки: «У вас была кража два месяца назад?» Она удивленно: «Нет, не было». Я грозно посмотрел на мужика. А он говорит женщине: «Как нет? У вас хрустальная вазочка в серванте, в которой вы храните украшения. Я взял оттуда одно кольцо с красным камушком». Только после этого женщина написала заявление в милицию. Так мы проработали с мужиком все его 156 краж. Все это время я его кормил, а он мне в день по десять эпизодов рассказывал.- А еще какое дело никогда не забудете?  - К слову о везении и невезении, - улыбается ветеран. - Во всесоюзном розыске был преступник, убийца. Звонит мне однажды женщина и сообщает, что мужчина, похожий на разыскиваемого, иногда приходит к ее соседке и остается ночевать. Я попросил позвонить, если она еще раз его увидит. Через некоторое время - звонок. Вроде бы сегодня ночевал, но из квартиры пока не выходил. Спрашиваю, как он одет. Желтая футболка с короткими рукавами и синие тренировочные штаны с белыми лампасами, говорит она. Приехали мы на место, сидим в машине и ждем, когда разыскиваемый выйдет. Вдруг из дома выходит мужчина в желтой футболке с длинными рукавами, штаны на нем синие, но без лампасов.Ну, мы его пропустили. Потом подождали еще часа полтора и поехали. Смотрим, возле магазина тот самый мужчина останавливает нашу машину. Она у нас оперативная, без мигалок и надписей. Открывает дверь и спрашивает, куда едем. Оказалось, нам по пути. Едем. И тут оживает милицейский передатчик. Смотрю, наш пассажир побледнел, пытается выпрыгнуть из машины... Потом преступник просил никому не говорить, что он сам к нам в милицейскую машину сел.

- Таких историй у вас, конечно, масса?
- Да, у меня вся жизнь - сплошной детектив! - улыбается Леонид Александрович. - До сих пор во сне вижу, как с задержанными разговариваю и дела веду.

КВ
Лента новостей