От Смоленска до Кенигсберга

Полковник внутренней службы в отставке Ахат Каюмович Шарафутдинов - человек большого оптимизма и веры в справедливость.

На его счету немало раскрытых уголовных дел, сложнейших операций по задержанию опасных жуликов и бандитов. Почти 40 лет жизни провел Ахат абый на незримом фронте борьбы с преступностью. Но был в его судьбе и другой фронт, дорогами которого наводчик тяжелого орудия Шарафутдинов с честью прошагал от Смоленска до Пиллау, а в июне 1945 года участвовал в историческом Параде Победы в Москве.

Боевое крещение солдат получил под Смоленском у города Орши. В те дни город переходил из рук в руки. Кругом одни развалины. Разведчики изучали координаты объектов, ползали по траншеям под огнем противника, готовили карты для артиллерийской поддержки контрнаступления 3-го Белорусского фронта. Их дивизион уничтожал доты, дзоты и укрепленные форты противника. Без этого прорыв немецкой обороны был невозможен. Тяжелые орудия тянули два трактора или два «Студебекера»: отдельно ствол, отдельно лафет. Снаряды были в рост человека. Огневые позиции находились за три-четыре километра от передовой. А НП располагался в 800 метрах от окопов пехоты. Благодаря мощной артподдержке войска 3-го Белорусского фронта, в который входила их бригада, подошли к Минску и с ходу освободили столицу Белоруссии. Операцией «Багратион» руководил маршал Константин Рокоссовский. Под Минском Ахат Шарафутдинов был ранен, но после лечения снова встал в строй. Затем участвовал в освобождении Белоруссии, Прибалтики и Восточной Пруссии. Особенно жестокими были бои под Кенигсбергом, где немцы сражались просто яростно. Восточнопрусская группировка сдерживала наступление советских войск на Берлинском направлении. Особое значение немецкое командование придавало защите Кенигсберга и военно-морской базы Пиллау. Штурм крепости начался 6 апреля 1945 года. А первый удар по ней нанесли 5000 наших орудий и 1500 самолетов. К исходу четвертых суток непрерывных боев Кенигсберг пал. Часть, в которой воевал Ахат, получила приказ уничтожить один из девяти фортов крепости, которые представляли собой сооружения из земляной насыпи в полтора метра толщиной, большого слоя железобетона и кирпичного перекрытия. Между фортами имелись подземные ходы сообщений, перед каждым фортом были построены толстые кирпичные стены с амбразурами, а впереди находились глубокие рвы, заполненные водой.

После окончания войны ефрейтор Шарафутдинов окончил курсы водителей и до 1947 года крутил баранку в одной из подмосковных частей. Вернувшись на родину, несколько лет проработал заведующим пунктом «Заготзерно» в Шеморданском районе ТАССР. А в 1950 году его снова призвали на фронт - по борьбе с преступностью. После окончания двухгодичной школы МГБ СССР в Могилеве лейтенант Шарафутдинов был назначен оперуполномоченным Сабинского райотдела МГБ. А через два года перешел в отдел уголовного розыска 3-го отделения милиции г. Казани. За время безупречной службы в органах внутренних дел к его боевым наградам - ордену Отечественной войны 1-й степени, медалям «За боевые заслуги» и «За взятие Кенигсберга» - прибавилась еще одна госнаграда - медаль «За отличную службу по охране общественного порядка», а его имя занесено на Доску почета МВД РТ.

С 1991 года Ахат Каюмович на заслуженном отдыхе. Но связь с коллегами не теряет, встречается с ветеранами уголовного розыска, делится с молодежью своим богатым жизненным опытом и профессиональным мастерством. У фронтовика Шарафутдинова 7 внуков и три правнука. Несмотря на солидный возраст (ему 85 лет), он увлекается садоводством, выращивая вместе с супругой все, что дарит родная земля. Любимое изречение нашего героя: «Пока живу - помню!» Под этим названием он издал книгу воспоминаний. В ней Ахат Каюмович описал всю свою большую и интересную жизнь, в которой особое место занимают и события Великой Отечественной войны, и великий подвиг советского народа, совершенный на фронте и в тылу в 1941 - 1945 годах.

КВ
Лента новостей