«Служили примером для французских партизан»

25 августа мы должны вспомнить не только одиннадцать членов группы Курмаша-Джалиля, которые были казнены на гильотине в 1944 году, но и сотни других членов подполья легиона «Идель-Урал».
Группа легионеров, бывших военнопленных, названная фашистами «Курмашев и десять других», была арестована 12 августа 1943-го и осуждена 12 февраля 1944 года Имперским судом Германии. Их обвиняли в том, что они печатали и распространяли листовки, призывающие к сопротивлению нацистским властям, готовили восстание в легионе. В обвинительном акте также говорилось, что члены группы Г.Курмашева «засланы советским командованием, поддерживали связи с другими организациями Сопротивления, с партизанами». Среди казненных было трое уроженцев нашей республики: писатель и профессиональный радист Абдулла Алиш (Абдулла Бареевич Алишев) из села Каюки Спасского района; старший сержант Абдулла Вазыхович Батталов из села Большие Тиганы Алексеевского района; лейтенант Зиннат Хуснуллович Хасанов из села Старый Кашир Сармановского района.В отличие от награжденного всеми высшими наградами СССР Мусы Джалиля, которому присвоили звание Героя Советского Союза (посмертно, 1956), доброе имя десяти его казненным товарищам на официальном уровне вернули лишь 5 мая 1990 года. Указом Президента СССР Михаила Горбачева «за активную патриотическую деятельность в подпольной антифашистской группе и проявленные при этом стойкость и мужество» они были посмертно награждены орденом Отечественной войны I степени. Их барельефы около памятника поэту-герою в Казани появились лишь в 1994 году.И тем более трагичной можно назвать судьбу тех легионеров-подпольщиков, кто тогда не был казнен фашистами. Кто не просто уцелел, а продолжал антифашистскую деятельность в глубоком тылу врага, постоянно рискуя жизнью.Именно перед казнью курмашевцев-джалильцев во второй половине августа 1944 года оставшимся на свободе подпольщикам легиона «Идель-Урал» во главе с Амиром Утяшевым удалось связаться с французскими партизанами и освободить от фашистов городок Ле-Пюи. Об этом помнят французы. В городе Баинсе установили памятник освободителям и создали экспозицию в Парижском музее Сопротивления. Но так до сих пор не дождались официальной политической реабилитации не только члены отряда Утяшева, но и казненные джалильцы.Франция помнит...В истории нашего народа немало страниц, вырванных из памяти по политическим или сиюминутным конъюнктурным соображениям. Есть среди них и такие, которыми бы гордился народ любого государства. Только мы на бескрайних просторах России можем жить по принципу «Наши людские резервы неисчерпаемы!» Между тем память о наших земляках и их воинской славе бережно хранится за пределами страны.В Национальный музей РТ переданы французские газеты 1990 года, описывающие, казалось бы, малозначительное событие - приезд из далекого Татарстана бывшего участника движения Сопротивления.«Господин Деколен, мэр Баинса, отправился в Париж, чтобы встретить в аэропорту Александра Утяшева из Казани. Спустя почти полвека русский боец возвращается на места боев и кладбище Вержезак, где погребены трое его соотечественников. Этот визит связан с Сопротивлением, точнее, с боем при Баинсе. Подробнее об этом можно прочесть в книге «Каменные свидетели пролитой крови».В немецком гарнизоне в Ле-Пюи были и русские из числа военнопленных. Точнее, татары-легионеры. По мере того как Сопротивление крепло, добрая сотня легионеров присоединилась к маки капитана Сегеля в Ружаке и в районе Иссенжо. Неудивительно, что в бою макизаров с немцами при Баинсе из шести погибших партизан трое оказались бывшими легионерами: Андрей Аксенов, капитан, летчик; Газизян Зубаиров и неизвестный солдат» (газета «Левэй», «46 лет спустя. Возвращение русского макизара на места боев при Баинсе»).«Перед монументом павшим в Баинсе собралось около 200 человек. Церемония была в этом году особой благодаря визиту капитана Александра Утяшева из СССР. Многие из бойцов Сопротивления, как тогда, были рядом с ним. Депутат Верхней Луары господин Прориоль воздал честь бойцам Сопротивления, а потом, обратившись к русскому офицеру, заверил: «Это празднование напомнит каждому из нас, что в немецкой армии были многие русские, вовлеченные туда силой и перешедшие на сторону партизан». Так и не получив второй Военный крест, которым его наградило командование Сопротивления, Утяшев возвращается на родину. Там его принимают как изменника и приговаривают к 25 годам лагерей. Он будет освобожден лишь через 8 лет и будет ждать 1962 года, «десталинизации», чтобы получить официальную реабилитацию. И все же он не имеет всех прав бывшего солдата» (из газеты департамента Верхняя Луара «Трибуна» от 3 августа 1990 г.).Вот свидетельство ветерана французской армии подполковника Запальского:«Именно здесь, в Ружаке, 26 июня 1944 г. задумана стратегия возвращения в строй русских солдат, силой зачисленных в вермахт. С этого здесь, в Баинсе, началось поражение немцев. Стратегия была действительно уникальная, и о ней, как ни странно, мало знают. Удалось не только пополнить состав маки вооруженными солдатами, но и снизить боеспособность противника, подорвать его моральный дух. И все это с наименьшими людскими потерями. Нам это удалось. Немецкий генеральный штаб и майор Шмелинг признали свой провал. К 12 августа 1944 г. уже 118 русских военнопленных перешли к маки добровольно, без всякого принуждения. Когда же капитан Александр Утяшев передал мой приказ остальным легионерам отказаться от боя с нашими партизанами, они выполнили этот приказ. Армия немцев была дезорганизована. С переходом легионеров в ряды маки соотношение сил резко изменилось. 1260 партизанам противостояло лишь 286 немцев и 36 их французских пособников (полицаев). Им ничего не оставалось делать, как сдаться в плен.Со своим отрядом Утяшев участвовал в боях под Баинсом, где освободил из плена 22 русских солдата. С большим успехом участвовал также в боях под Аллегро, Монтаном. Принимал участие в розыске и аресте немецких солдат и французских фашистов в районе г. Соги (Верхне-Луарский округ).В день освобождения г. Ле-Пюи его группа насчитывала 118 вооруженных добровольцев. Эти люди были дисциплинированны, пригодны для боев, сплочены вокруг своего командира».Впечатляет и выступление мэра Баинса:«В битве при Баинсе участвовал отряд, большую часть которого составляли русские и татары под командованием Александра Утяшева. Обескураженные немцы понесли потери, маки вошли в город, взяли в плен немецких солдат.Когда все утихло, убитых и раненых транспортировали в мэрию. Партизаны освободили заключенных и вернулись на свои базы... Наш долг - увековечить память всех погибших в боях с фашизмом. Я хотел бы сказать слова приветствия капитану Александру Утяшеву, который в течение 45 лет жил с надеждой вернуться на землю Франции, чтобы поклониться могилам своих соотечественников, погибших при Баинсе, встретиться с друзьями и восстановить правду об участии Татарского легиона в борьбе французских партизан. Татары всегда сражались против немцев. Александр Утяшев хочет, чтобы его признали не только здесь, но и на его родине.После 8 лет заключения в СССР его реабилитировали, и теперь он хочет добиться признания заслуг и своих соотечественников из Татарского легиона».Эффектную точку в описании тех событий ставит выдержка из характеристики, данной еще в 1945 году подполковником Запальским нашим землякам:«Отряд Утяшева был всегда готов биться до последней капли крови и своей храбростью служил примером для французских партизан. За успехи в разложении легиона, хорошее командование и прекрасную организацию своего партизанского отряда старший лейтенант Александр Утяшев получил чин капитана французской армии и французский Военный крест.Признавая важность результатов, которых мы достигли благодаря этим блестящим патриотам, их неоспоримую чистосердечность, я просил бы довести это до сведения высшего командования Красной армии».Почему так случилось, что, возвратившись на родину, вместо наград и почестей герои Сопротивления получили лишь возможность отработать стаж на северных шахтах или воспользоваться опытом выживания в концлагерях, с той лишь разницей, что в советских зонах порой было гораздо тяжелей - и морально, и физически?Причина до элементарного проста. Проверяя возвращавшихся советских военнопленных, службы СМЕРШа и НКВД не потрудились даже изучить свидетельства очевидцев и имевшиеся у вчерашних бойцов Сопротивления документы. Так было и с упомянутой выше характеристикой. По-настоящему представители компетентных органов обратили внимание на этот документ лишь в декабре 1961 года. На нем есть пометка переводчика: «По содержанию перевод правилен. 2.12.1961».Такие документы просто изымали на допросах и засекречивали.Вот и лежат они, свидетельства славы наших замляков, в только что открытых фондах, не востребованные ни следователями военной прокуратуры, ни историками. А сами участники тех событий уходят из жизни, так и не дождавшись реабилитации, возвращения доброго имени.В отряде, действовавшем в Ле-Пюи, таких людей десятки. Хотя партизанская группа называлась 1-й русской, в ее списке, который хранится в музее Сопротивления в Париже, числятся в основном казанские и башкирские татары. Гумар Асибаков, Гаян Ахметшин, Талгат Хамитов, Гараф Фахрутдинов, азербайджанец Тауфик Тагиев, хакас Андрей Шурышев, астраханцы Хабибулла Муратов и Самигулла Ахметьяров, грузин Александр Тевзадзе. Кстати, грузинский отряд партизан, объединившись с татарским отрядом Федията Рахимова, принял активное участие в освобождении г. Тюль департамента Коррез. Рахимов был награжден орденом Почетного легиона. А на основе армянского отряда под руководством Бардуха Петросяна и Левона Титаряна в городе Ним был создан 1-й Советский партизанский полк. Тысячи советских военнопленных принимали участие в боях за освобождение Лиона, Шапона, Бордо и других городов Франции.Вот еще один документ. «Батальон Келлермана. Французские внутренние силы.Приказ №2 от 2 августа 1944 г. о назначении воинских званийНа звание капитана:Шурышев Андрей - командир русской группы, Утяшев Александр - администратор русской группы...На звание лейтенанта:Мусин Лутфулла - командир русской группы,Исламов Василий - командир русской группы, Шамов Иван - командир русской группы.На звание старшего сержанта:Фахрутдинов Гараф - командир русской группы...Командир батальона Келлерман».Конечно, в списке назначений не только русские и татарские фамилии. Большинство упомянутых в документе французы. Но то, что семеро из 29 командиров групп батальона ФВС были бывшими советскими военнопленными, является документально подтвержденным фактом. В составе сил Сопротивления Европы почти каждый третий был нашим соотечественником. А всего это более полутора миллионов человек - целая армия европейского государства! Вот где они были, а не «пропали без вести», не отсиживались в лагерных бараках и не сотрудничали с врагом, как пытались утверждать следователи НКВД.Подвиг наших земляков в составе легиона «Идель-Урал» не оценен по достоинству до сих пор. Он не только в том, что тысячи военнопленных не предали Родину. Напомним, наличие в вермахте всего лишь 6 тысяч легионеров-калмыков послужило причиной для депортации в конце войны всего народа. То же было с крымскими татарами, народами Северного Кавказа...В различные подразделения вермахта было зачислено более 28 тысяч казанских татар. Стоит задуматься: какова была бы участь жен, детей и родственников этих легионеров, если бы значительная часть из их числа не перешла на сторону партизан?Конечно, не все участники тех событий остались с клеймом предателя. Исключения из этого правила есть. Получили свидетельства о реабилитации еще несколько соратников Утяшева, среди которых Гаян Гарипович Ахметшин, Нургали Шайдуллович Шайдуллин, Михаил Петрович Афанасьев из Кукморского района. Есть такие примеры и в других районах Татарстана. Но их меньшинство. Реабилитации дождались десятки легионеров, а на сторону партизан переходили тысячи. Это было в Белоруссии, на Украине, в Польше, Франции, других странах Европы.А что же «капитан Александр»? Амир Галимьянович Утяшев все-таки получил признание заслуг на родине и пенсию от Франции. В январе 1996 года. За месяц до своей кончины.
КВ
Лента новостей