Клятве Гиппократа следуют везде, даже в КПЗ

За почти полвека работы врач Нурзия Дмитриева успела удивительно много. После войны она подняла на ноги медицину целого района, приняла сотни детишек.
В октябре самый опытный акушер-гинеколог республики отмечает не только День пожилых людей, но и солидный юбилей. В свои 90 лет Нурзия Закировна с легкостью справляется с мобильником и девятью правнуками, следит за новостями и модой, ругает казанские пробки и делится опытом с молодыми коллегами.
Первая стипендияОна родилась 18 октября 1922 года в городе Красноярске, первый класс закончила в татарстанском Шемяково, а школу уже в Казани. Позже ей придется ездить еще чаще, но маленькая Нурзия об этом пока не знала.
Сильный и красивый голос девочки, казалось, предопределял ей совсем другое будущее. «Я хотела быть певицей. Мама отговорила, - перебирая слегка пожелтевшие фотографии, вспоминает Нурзия Закировна. - И посоветовала стать врачом. Она очень хотела, чтобы я всю нашу семью лечила, если кто заболеет...» 
Чуть позже Нурзия совершенно случайно столкнулась на улице со своей соседкой, которая торопилась в школу медсестер, и увязалась за ней. Хотелось и работать - помогать поднимать пятерых братьев и сестер, и мамино желание исполнить.
Когда получила первую стипендию, помчалась домой, крепко зажав в кулачке денежку, чтобы отдать маме. «На радостях я совсем забыла, что деньги-то у меня в руке. Прихожу домой, гляжу растерянно на маму и не могу вспомнить, куда дела стипендию, - смеется Нурзия Закировна, старательно демонстрируя свое тогдашнее недоумение. -  Вернулась в школу - и только там все поняла. Пришла домой и с гордостью вручила ее маме».
Одна за всехПосле фельдшерско-акушерского училища с ней познакомились роженицы третьего роддома на улице Тукая. Параллельно с дежурствами Нурзия Закировна училась на лечебном факультете мединститута. А было это уже в военном сорок первом. В роддоме из-за нехватки персонала приходилось работать в несколько смен в разных отделениях. На лекциях студентка изо всех оставшихся сил сопротивлялась желанию поспать. После занятий снова шла на работу. И так каждый день - до тех пор, пока не прибавилось медсестер и нянечек.
«За два года до окончания института я вышла замуж за своего солдата - Павла Дмитриева, - улыбается прошлому Нурзия Закировна. - Он был ранен на фронте, я за ним ухаживала. Таких историй тогда было много. Мы вместе вырастили четверых детей».
Послевоенный бытОкончив мединститут в 1946-м, она стала заведующей женской консультацией в поселке Кзыл-Юлдуз Азнакаевского района ТАССР. «Обстановка страшная: голод, болезни, на весь район одна больница, а в ней коек - раз-два и обчелся. У нас не было ничего - ни инструментов, ни медикаментов, ни транспорта, - вздыхает Нурзия Закировна. - Заведующий аптекой с трудом и неизвестно где доставал необходимые растворы. Спасибо ему за это. Но люди стремились построить новую жизнь, и постепенно это удалось».
Донорской крови в районе не хватало, а случаев, когда в ней нуждались, было предостаточно. Часто находили женщин на грани жизни и смерти - после подпольного аборта. Вместо крови пациенткам переливали физраствор, чтобы хоть как-то компенсировать кровопотери. Ведь при Сталине любые операции по прерыванию беременности были запрещены: после войны стране нужны были люди, чтобы восполнить потери.
После четырехмесячной стажировки при минздраве республики Нурзия Дмитриева стала специалистом в области акушерства и гинекологии. Вскоре ее назначили главврачом Кзыл-юлдузской больницы, а затем и района. К обязанностям медика добавились еще и административные.
Нурзия Закировна в новой должности времени терять не стала и использовала все свои полномочия. «Меня окружал очень грамотный персонал. Мы организовали ежедневные пятиминутки, на которых врачи докладывали о своей работе. Вскоре стали собираться на районные совещания, - делится опытом врач. - А еще обходили дворы, чтобы выявить всех больных и вовремя начать лечение. Составляли списки по вакцинации, определяли сроки...»  
Постепенно больница расширялась. Наконец-то появился полноценный санузел. До этого все - больные и беременные - бегали в деревянный «домик» на улицу. Затем оборудовали операционную, построили кухню, пищеблок, лабораторию, рентген-кабинет, санитарно-эпидемиологическую станцию, прачечную, баню... Стали подтягиваться молодые врачи.  
«От минздрава мы получили бескомпромиссный приказ - любыми способами не допустить смертности детей до одного года, - рассказывает акушер-гинеколог. - Но детских смертей и не было. Состояние населения не было таким запущенным, здоровых детей рождалось больше, чем сейчас».
«Я и до тебя доберусь!»Врачу нередко приходилось совмещать свои обязанности с работой... патологоанатома. Здесь опасность подстерегала на каждом шагу. В очередной раз орудуя скальпелем, Нурзия Закировна случайно порезала указательный палец... К счастью, остался лишь небольшой шрам. Но были истории и посерьезнее.
«В деревне одна капризная женщина жила, - вспоминает врач. - Без повода обижала свекровь-старушку. Обычно ведь наоборот бывает. Однажды эту старушку нашли в петле. Сначала действительно думали, что сама... А потом я выяснила, что прежде ей очень сильный удар по почкам был нанесен...» Постаралась невестка. Заметая следы, она надела веревку на шею старушке. Перед судом угрожала и врачу, пообещав во что бы то ни стало добраться до нее. Но некоторое время спустя Нурзия Закировна принимала у этой женщины роды в КПЗ.  
В 1962 году врач Дмитриева стала инспектором по детству и родовспоможению и взяла под свое крыло всех рожениц республики. Часто приходилось на несколько дней выезжать в районы. Зимними вечерами в холодном полушубке замерзала до костей, несколько раз ее на носилках заносили в ближайший дом - давление... Здоровье не позволяло дальше оставаться на этой должности. Осенью 1964 года врач попросилась в горздравотдел и ушла работать в шестой роддом.
Спустя тринадцать лет вышла на пенсию. Однако пациенток своих не оставила и еще долго заботилась о семи тысячах женщин третьей и восьмой швейных фабрик. 
Сейчас работа у Нурзии Закировны еще более серьезная: приняв на свет и воспитав восьмерых внуков, она помогает справляться с озорниками-правнуками. Двухгодовалый Карим души не чает в прабабушке и терпеливо ждет, когда Нурзия Закировна закончит свой рассказ, отложит в сторону фотоальбом и кипу грамот и благодарностей, чтобы взобраться к ней на колени...

КВ
Лента новостей