Галина Юпина: Казанские деревья-патриархи недостаточно защищены законодательно
news_header_top_970_100

Галина Юпина: Казанские деревья-патриархи недостаточно защищены законодательно

Где в Казани можно увидеть деревья-патриархи? Какое дерево может получить статус исторического памятника природы? Почему в нашем городе нет лекарей деревьев?

Об этом мы беседуем с гостьей редакции «Казанских ведомостей» – заведующей отделом оптимизации наземных экосистем при кафедре природообустройства и водопользования института управления, экономики и финансов КФУ Галиной Юпиной. Галина Александровна более 30 лет занимается оценкой состояния зеленых насаждений Казани, их инвентаризацией, паспортизацией и, можно сказать, знает каждое казанское дерево в лицо.

Липа липе рознь

- Галина Александровна, какие деревья составляют зеленый портрет Казани?

- В центральной части города преобладают липы, тополя. Хвойные деревья тоже есть. Но они очень восприимчивы к загазованности и загрязнениям. Например, у нас зимой для борьбы с гололедом дороги посыпают песком с солью, химическими реагентами. Деревья, сбрасывающие осенью листья, на это реагируют спокойно, а вот хвойники впитывают химикаты и получают настоящие химические ожоги – хвоя желтеет, высыхает и опадает. Поэтому хвойные лучше высаживать вдали от дорог, в парках, лесопарковых зонах.

В казанских парках, скверах можно встретить экзоты – акацию белую, каштан, лиственницу сибирскую, пробковое дерево, орех. Все они хорошо у нас приживаются.

 

Фото: © Дарья Гайнетдинова

- Какое дерево самое распространенное в нашем городе?

- Липа. Липа мелколистная – дерево нашей средней полосы. Но сейчас на казанских улицах усиленно высаживают европейскую липу Паллида. У нее прямой ствол, ответвление начинается с середины ствола. Но это дерево не нашего климатического пояса, оно из теплой Европы. Те, что на набережной озера Кабан, прижились. Именно липы Паллида были посажены и на улице Кремлевской. В первый год они выглядели прекрасно, на второй же у них было более слабое облиствление по сравнению со временем посадки. Как они переживут наступившую зиму – время покажет.

Зачем деревья строят, как солдат, по линеечке?

- Почему власти не прислушиваются к мнению специалистов, экологов, дендрологов?

- Нам не хватает взаимодействия с городскими структурами, которые занимаются проблемами благоустройства. Они делают свое дело, не анализируя ситуацию. Появляется где-то мода на определенные растения, ее подхватывают и начинают распространять у нас. Почему-то чиновники думают, что деревья должны быть одного возраста, одной высоты, одинаково подстрижены, как солдаты, стоять по линеечке. Но деревья разные, и в этом их живая красота.

У нас идут по пути традиционного озеленения: надо омолодить насаждения – убираем здоровые деревья и высаживаем то, что считается модным. То есть при благоустройстве часто вырубаются жизнеспособные деревья.

 

Фото: © Ольга Иванычева 

- Много таких случаев?

- Да, бывает обидно до слез… У сквера Баки Урманче стояли две красивые липы, судя по всему, им было под 100 лет. У деревьев не было сухих веток, механических повреждений, отмечалась густая крона. Вдруг мне сообщают: липы рубят. Я кинулась туда. Приехала – там уже пни…

Очень беспокоит судьба части лесного массива на территории суворовского училища – бывшего Родионовского института благородных девиц. Этот массив является историческим ландшафтом, который должен быть доступен для горожан.

- Получается, что деревья не защищены законом?

- Деревья законодательно защищены недостаточно. Есть нормативный документ – Правила создания, содержания и охраны зеленых насаждений на территории муниципального образования города Казани. Но в этом документе не прописано четко, какие деревья и с какими признаками ослабления могут вырубаться.

 

Фото: © Ольга Иванычева

«Не имеем права рубить – оно живое»

- В Москве и Санкт-Петербурге есть законы, защищающие городские насаждения?

- Там разработана серьезная система охраны зеленых насаждений. В Москве или Санкт-Петербурге срубить дерево – это проблема. Чтобы его убрать, необходимо пройти много инстанций и получить много согласований достоверных данных о состоянии дерева.

Как-то в Санкт-Петербурге, в парке Михайловского дворца, увидела старый клен – он был в полуподвешенном состоянии, его падающий ствол был привязан к ближайшей липе. Я у своей коллеги спросила, почему его не уберут. Она ответила: «Не имеем право – оно живое». Этот парк – историческая территория, и выруб там возможен только в особых случаях.

Еще один пример. В сквере перед входом в Государственный Эрмитаж высится клен-великан. Шикарное здоровое дерево, и вдруг на его стволе появилась трещина. Подняли всех на ноги, собрали лучших специалистов. Они несколько дней совещались, решали судьбу клена: вырубать или сохранить. И решили его укрепить. Нашли стальные кольца, стянули ими ствол клена, и дерево прекрасно себя чувствует. Специалисты постоянно мониторят его состояние.

 

Фото: © Ольга Иванычева

- Какие современные технологии применяются в сохранении деревьев-патриархов?

- В Москве и Санкт-Петербурге создана электронная база зеленых городских насаждений. В электронном паспорте указываются точные координаты дерева по спутниковому сигналу GPS, его вид, высота, диаметр ствола, возраст, жизненное состояние. Возрастные деревья огораживают, ставят аншлаги с информацией о них. В Ботаническом саду Санкт-Петербурга много деревьев, которым уже под 400 лет. Чтобы не причинить им случайно вред, там можно гулять только по специально проложенным грунтовым дорожкам.

Деревья-патриархи нуждаются в особой заботе

- А в Казани есть деревья-патриархи?

- Есть, но сказать точно, сколько их, я не смогу. Работа по нахождению таких деревьев, определению их возраста и состояния продолжается. В Казани есть деревья старше 150 – 200 лет в парке им. Урицкого, на Лебяжьем озере, у здания администрации Кировского и Московского районов. Есть сосны-старожилы в роще у ДК химиков. Замечательные возрастные липы растут у Дворца детского творчества имени Алиша – это остатки знаменитого Панаевского сада.

200 – 230-летние сосны обнаружены на склонах Русской Швейцарии и на территории Госпитального парка – памятника историко-культурного наследия.

Надо проводить более глубокие исследования, чтобы выявить все деревья-патриархи. Собранная информация должна стать основой для создания карты Казани, на которой будут нанесены места их расположения, и для разработки реестра по содержанию и охране деревьев-патриархов на городской территории.

 

Фото: © Ольга Иванычева

- Этим летом в казанском Лядском саду от молнии погибла старинная липа…

- Это историческая липа, ей было 230 лет. Она росла рядом с местом, где находился дом генерала Лецкова, к которому во время визита в Казань в 1798 году заезжал император Павел I. Липа была мощная, но в кроне появились сухие ветви. Это показатель того, что внутри начались гнилостные процессы. Работники «Горводзеленхоза» произвели санитарную обрезку дерева, и крона восстановилась. Но летом этого года случилось несчастье – молния ударила в ствол липы. Пришлось ее спилить. Надо было хотя бы пень оставить в память о дереве. Но все убрали…

Появятся ли в Казани лекари деревьев?

- Некоторым деревьям официально присваивают статус памятника природы. Что это дает?

- Это направление актуально во всем мире. Сейчас везде стараются архитектурное наследие связать с историческим ландшафтом, культурной средой. Есть деревья – свидетели значимых исторических событий, или с ним связаны местные легенды, или дерево было посажено известным человеком… Такие деревья-патриархи становятся живым памятником природы и истории.

Когда разрабатывалась концепция устойчивого развития исторического поселения города Казани, архитекторы стали обращаться к нам за консультацией. Они составляли реестр всех архитектурных объектов исторического центра города. Им были важны не только здания, но и исторический ландшафт. А дерево является важным элементом исторического ландшафта.

Наша задача заключалась в том, чтобы выявить исторически ценные деревья и нанести их на карту города. Если дерево попало в карту – это знак не только его исторической значимости, но и того, что оно нуждается в охране и особом внимании.

 

Фото: © Ольга Иванычева

- А кто в Казани занимается лечением деревьев?

- Специалисты по уходу за деревьями – арбористы, что в переводе с латинского означает «древесный хирург». У нас в Казани даже нет такой службы. У нас деревья не лечат. Если что-то не так, их просто убирают. Конечно, есть больные деревья, которые надо убирать, потому что они представляют реальную опасность для людей. Но у нас нередко срубают деревья, которые можно вылечить.

Есть составы, которым закрывают раны на коре, есть специальные препараты. Дереву делают инъекции, и оно оживает. Лекари деревьев – это специальное направление, люди обучаются этой науке. Казани нужны такие специалисты, которые могут следить за состоянием возрастных насаждений и оказывать им необходимую помощь.

Кстати

По данным Национального реестра деревьев России, самым старым является лиственница в Якутии. Ее примерный возраст 750 – 885 лет. В Национальном реестре деревьев России есть еще около 20 деревьев-старожилов. Им присвоен статус охраняемых природных объектов.

Самым старым деревом мира считается нopвежскaя ель, растущая в Швеции. Ее возраст 9,5 тысячи лет. У ели есть имя – Старый Тикко. Сосне по имени Мафусаил 5 тысяч лет. Она обитает в Национальном парке Иньо в Белых горах Калифорнии, в роще «Лес Древних».