Век прокурора Валиева
news_header_top_970_100

Век прокурора Валиева

Завтра, в День пожилых людей, телефон в квартире Абдуллы Хановича Валиева будет не смолкать.

Так же, как месяц назад, когда полковник юстиции, заслуженный юрист РСФСР, «патриарх прокуратуры», «живая легенда» и «ходячая энциклопедия» - так отзываются о нем коллеги, отмечал свой столетний юбилей. Этот худощавый жизнерадостный и энергичный человек не только живая легенда, но и живая история нашей страны. Он родился до революции, рос в Гражданскую войну, попал в жернова репрессий, пережил две войны. Его стаж юриста - 75 лет... 
Энергия родом из юностиПочему и в 100 лет (цитирую дружеское послание) «он бодр и в меру энергичен, во всех поступках и делах дееспособен, гармоничен»? Вместо ответа Абдулла Ханович протягивает пожелтевшую справку из сельсовета, датированную 1930 годом: «Из деревни Шабаево, из семьи бедного крестьянина. В данное время хозяйство родителей ниже среднего. Имеют одну лошадь, одну корову, дом, клеть, баню, сарай». Башкирия, где в татарской деревне родился Абдулла, считалась зоной рискованного земледелия. Чтобы прокормить семью с пятью детьми, отец уезжал на заработки в шахты Донбасса. В годы советской власти он был одним из первых организаторов товариществ по совместной обработке земли, прообразов колхозов. Сын помогал вести первые протоколы собраний. За это его направили на курсы подготовки работников в госучреждения. Инструктор райисполкома, член бюро райкома комсомола, он уже имеет поручения - помочь в организации колхозов. 
- Дело было опасное. Бывало, что доставалось и коромыслом. И это в лучшем случае, - вспоминает Абдулла Ханович. 
Были перегибы на местах, жалобы. Чтобы все делать по закону, нужно учиться дальше. В 1932 году он приехал в Казань и стал студентом института советского права. Учился отлично. Руководство института хотело оставить его на научной работе, но судьба распорядилась по-другому. В 1935 году Валиев назначен прокурором Атнинского района. Это станет делом всей его жизни. Прокурорский надзор -  значит нужно следить, чтобы нигде не нарушался закон и права человека. Но в те годы, поправ все законы, органы внутренних дел боролись с собственным народом. 
ИспытанияПринципиальный прокурор становится жертвой доноса. Четыре пункта печально известной 58-й статьи, попытка свержения советской власти... Той самой, за которую он агитировал в районах Башкирии. Затем последовал пересмотр его дела, полная реабилитация и восстановление в партии. Валиев снова на своем рабочем месте в прокуратуре. Но сколько лет еще он будет оправдываться за преступления, которые не совершал... 
В 1939 году он ушел добровольцем на финскую войну. Провоевав в лыжном батальоне, снова вернулся к любимой работе. Не попала бомба в прокурорский «Виллис» и на следующей войне. Он встретил ее под Гомелем, а окончил в Потсдаме. Все, что видел и пережил, описал в своей книге «Записки военного прокурора». Это было первое освещение войны глазами военного юриста. Появилась семья, дети... Работу в прокуратуре мой герой совмещает с преподавательской деятельностью. 27 лет читает в КГУ лекции по специальности «Прокурорский надзор в СССР», 12 раз избирается депутатом горсовета. 
- За циркулярами законов и бумаг я старался видеть человека, - отмечает долгожитель.
Он вышел на пенсию в 66 лет в должности заместителя прокурора РТ. Но отдыхать не смог. Более 10 лет был юрисконсультом. С женой прожили дружно 40 лет, подняли детей. К сожалению, супруга умерла. 
Осенний марафонЕму было почти восемьдесят, когда он вновь повстречал свою женщину. Хадича Абдрахмановна с улыбкой вспоминает о том времени, когда они ходили на свидания. Теперь за большим столом собираются их дети, внуки и правнуки. Казалось бы, можно спокойно быть просто дедушкой, наслаждаясь обществом любящей, заботливой жены, врача высшей квалификации. Но супруг Хадиче ханум достался беспокойный. В 1991 году восьмидесятилетний прокурор, попавший под каток необоснованных репрессий, объединил вокруг себя таких же незаслуженно пострадавших. 10 лет Валиев был председателем общественной организации жертв политического террора. Результат его деятельности - не только материальная поддержка живых, но и возведение монумента жертвам репрессий на «Черном озере». Причем не только в Казани, но и еще в пяти городах республики. 
- Мы, репрессированные, слишком все хорошо помним, - замечает Абдулла Ханович. 
Он пишет свою вторую книгу. На этот раз «30-е годы, взгляд прокурора и узника». А к своему столетию издает еще одну - «Мой век», где рассказывает о своем крестьянском роде долгожителей. Его бабушка прожила сто лет, сестра мамы - 107, мама - 95. Все братья и сестры Абдуллы Хановича тоже долгожители. 
- Но не только в этом секрет его долголетия, - добавляет Хадича ханум. - В 1946 году в Потсдаме, выкурив свою последнюю сигарету и выпив за Победу, он дал себе зарок покончить с этими привычками.
Подарки герою Однажды, прочитав в «Российской газете» выступление Генерального прокурора России Юрия Чайки, где он с большим уважением отозвался о прокурорах-фронтовиках, Абдулла Ханович написал ему письмо. Поблагодарил за теплые слова, рассказал о себе: «Я сохранил здравый ум. И, достигнув столетнего возраста, набрался смелости пригласить вас на свой юбилей». Чайка прислал в гости к Валиеву своего заместителя Розанова. А к военным наградам моего героя прибавились еще две - от новой России. Супруги вспоминают теплые слова московского гостя. А прокурор РТ Кафиль Амиров, отзываясь о коллеге как о живой легенде, сказал, что судьба Валиеву сделала три подарка - спасла в 1937 году, в финскую и Отечественную войны. 
Я бы добавила к ним встречи с замечательными людьми и незабываемое фронтовое братство. Хороших детей, внуков и правнуков. А самый главный подарок - встреча со своим ангелом-хранителем Хадичей ханум. Она считает, что секрет долголетия супруга в умении прощать обиды, ни на кого не держать зла, в непреходящем интересе к жизни и чувстве юмора. А еще в ежедневных прогулках, которые они совершают вдвоем в любую погоду вокруг казанского Дома ветеранов, в котором сейчас живут.

news_right_column_240_400
news_bot_970_100