На этой неделе мировая научная общественность отмечала один примечательный, хотя довольно тихий и весьма сомнительный юбилей - 75 лет назад английский микробиолог Александер Флеминг открыл пенициллин.

Флеминг по обычной для ученого рассеянности, уезжая из Лондона в отпуск, оставил в своей лаборатории в госпитале Св. Марии банки с культурами разных бактерий. По возвращении он заметил, что в одной банке выросла плесень... а вокруг серых зарослей грибков исчезли бактерии стафилококка.

Через год Флемингу удалось выделить из плесени антибактериальное вещество, которое он назвал пенициллином. Однако на заседании Медицинского исследовательского клуба его доклад выслушали более чем равнодушно. Никто даже не задал автору ни одного вопроса.

О пенициллине вспомнили, когда началась Вторая мировая война. Как известно, большинство раненых умирают не от ран, несовместимых с жизнью, а от элементарной заразы. Антибиотики, которые ввели в обиход военные врачи США, Великобритании и Советского Союза, с тех пор широко распространились по свету.

Ныне фармацевтическая промышленность выпускает сотни препаратов, которые подавляют бактерии, микроскопические грибки, вирусы и простейших - извечных обитателей нашего организма. При этом совершенно не берется в расчет, что вся эта флора и фауна не столько вызывает у человека болезни, сколько успешно и благотворно участвует в пищеварении, выделении токсинов и других процессах нашей жизнедеятельности.

Вдумайтесь в само слово «антибиотик» - оно состоит из греческой приставки anti (против) и широко распространенного греческого же корня - bios - жизнь. И этой отравой, что выступает «против жизни», мы не только накачиваем себя, но с первых дней позволяем колоть (через шприц в голову, где видны вены!) своих только что родившихся детей.

Ради чего? Оказывается, есть такое понятие - медико-экономические стандарты (МЭС). Если врач при бронхите не выпишет больному рекомендуемый препарат, то... будет, соответственно, наказан рублем! Медицинская страховая касса за этим следит строго.

Знаю врача-терапевта в одной из казанских поликлиник. Он ни разу в жизни сам не принимал антибиотиков, в своем солидном возрасте он ведет активный образ жизни, занимается закаливанием - и никогда не простужается. Тем не менее больным своим прописывает антибиотики - по четыре раза в течение пяти дней. Сознавая, что эти лошадиные дозы губительны для организма! «Врачу, исцелися сам!» (Лука, 4.23) - этот евангельский призыв сегодня звучит чуть ли не как издевательство. Над нами, пациентами.

Яды в медицине используют давно. Но еще со времен Авиценны их применяли крайне избирательно. Не случайно ведь гомеопаты любую отраву разводят в соотношении 1:1000 и более, чтобы тот же токсин вывести из организма. Практикуют и третье, и последующие степени разведения. Когда от вещества не останутся в водном растворе... лишь молекулярные следы! В Германии сегодня до четверти больных лечат именно такими микродозами. А у нас и медики, и пациенты работают, получается, на фармацевтическую промышленность. Как известно, в мире сейчас это один из самых процветающих бизнесов.

А потом мы удивляемся, что это подрастающее поколение у нас какое хлипкое? В школе сегодня лишь 15 процентов здоровых детей. И если продолжать их лечить «против жизни», возможно, скоро от здоровых мы совсем избавимся?

Александр ВОРОНИН.