Виктория

Виктория

- Алло, мама, здравствуй! Ты не поверишь - я только что видела на рынке себя!..

- Кого?!

- Себя, мама...* * *

Вероника всегда была объектом пристального внимания со стороны матери Марины Владимировны. Необъяснимые приступы любви, навязчивые домогания типа «ты где была?», «ты с кем была?» мучили девочку. Иногда мать представлялась Веронике сторожевой собакой, не подпускавшей к ней как к объекту охраны никого из понравившихся девочке людей.

Первая тяжелая ссора по этому поводу произошла, когда «представителю подрастающего поколения» вручили грамоту на слете отличников, а потом был школьный бал, а потом - мальчик Коля, который проводил ее до дома. У подъезда Веронику ждала мать.

- Где ты ходишь, дрянь такая? Я извелась вся, места себе не нахожу! А это кто? - Марина Владимировна грозно посмотрела на провожатого.

- Мама, успокойся, не сходи с ума. Ты же знаешь, я была на слете отличников. Там еще бал устроили. Мы танцевали - и вот... А это Коля, мы с ним познакомились на слете.

- Коля тоже отличник? А он тебя трогал? Приглашал прогуляться по темным улицам? А может, он предлагал сбежать с ним на край света?.. Иди отсюда, мальчик, и больше не смей подходить к моей дочери!

Ничего не понимающий Коля поспешил ретироваться. В квартире неприятный разговор продолжился.

- Запомни раз и навсегда: отныне никаких мальчиков, вечерних прогулок, незнакомых компаний! И чтобы домой приходила засветло!

- Мама, но мне уже шестнадцать лет, я не маленькая девочка!

- Маленькая. И будешь маленькой до тех пор, пока я не передам тебя в надежные руки.

Ссоры на тему «ты где пропадала?» продолжались и в дальнейшем, однако Вероника старалась не особенно расстраивать мать.

А потом в ее жизни появился Юрий. Упал, как парашютист на голову. На третий день знакомства предложил пожениться, и Вероника поверила ему. Родились мальчики-двойняшки - Коля и Толя. Марина Владимировна из грозного сторожа превратилась в нежную бабушку.* * *

- Алло, мама, здравствуй! Ты не поверишь - я только что видела на рынке себя!..

- Кого?!

- Себя, мама...

- Как это?

- Ну, понимаешь, я сегодня пошла на рынок, а там на выходе цыгане лотки установили.

- При чем здесь цыгане, Вероника, что ты говоришь?

- Дослушай, мама. Так вот, подхожу я к одному лотку - хотела босоножки купить. Выбираю, а продавщица спрашивает: «Будешь брать, девушка?» Я глаза поднимаю - и как в зеркало гляжу: вылитая я, только волосы черные. Ничего не сказала, отошла к остановке. Стою, смотрю. А у цыганки даже повадки мои. Ты меня всегда спрашивала - что это я все время через правое плечо в небе высматриваю? Так и она время от времени голову поворачивала и куда-то вверх через правое плечо смотрела! Мама, у нее и глаза, как у меня, - зеленые! Я не стала больше подходить, страшно почему-то. Мама, что это?

- Вероника, а какого она возраста?

- Ну, примерно как и я - лет двадцати восьми.

- Никуда не ходи, жди меня, я сейчас приеду.

Марина Владимировна примчалась минут через двадцать - видимо, не поскупилась на такси.

- Расскажи еще раз, только подробнее.

Вероника повторила свой рассказ, вспомнив еще какие-то детали, удивившие ее. Марина Владимировна задумалась и надолго замолчала. Очнувшись, она спросила у Вероники:

- Где твои?

- Коля и Толя на каникулах. Юрик их к своим родителям повез, отдохнуть в Анапе.

- Собирайся, пошли на базар. Долго объяснять не буду, потом. Может быть, ты сейчас встретила свою сестру.

- Ничего не понимаю, какую сестру? У меня разве есть сестра?! Мама, объясни толком.

- Была. И звали ее Виктория. Она пропала в раннем детстве. Ну, ладно, потом, потом! Если она тебя признает, все объясню. Обеим объясню. Идем!

Женщины собрались на скорую руку и вышли из дома.

- Надень черные очки.

- Зачем?

- Снимешь, когда представишься ей.

В солнечную июньскую субботу Казань была безлюдной. Горожане поразъехались по дачам и участкам, освободив тротуары и дороги от автомобильных пробок. Только на рынках народу не особенно поубавилось - покушать свеженького и одеться в дешевенькое желающих всегда хватало.

Женщины остановились неподалеку от лотков с обувью. Марина Владимировна охнула:

- Не может быть!.. Виктория... Вероника, подойди к ней, к сестре подойди.

Девушка подошла к лотку.

- Здравствуйте, Виктория!

- Я не Виктория, я Анна. Что тебе, женщина, нужно?

- Ваше имя Виктория, и вы моя сестра, - Вероника сняла очки. Продавщица удивленно посмотрела на нее.

- Мы просто похожи, у меня нет сестры. Никого нет, я сирота.

- Есть. И мама есть, - подошла Марина Владимировна. - Я узнала тебя, доченька, вот и родинка на правой щеке. Как на фотографии - смотри.

Марина Владимировна достала из сумочки старую фотографию. На ней стояли похожие как две капли воды трехлетние девочки. У одной из них на правой щеке была родинка.

- Аня, Аня, ты куда? А торговать кто будет? - закричали вслед уходящей с двумя женщинами Виктории цыганки из-за соседних лотков. Та молча отмахнулась рукой.

В квартире у Вероники женщины почему-то не сели за «парадный» стол, а устроились на тесной кухне. Чай стыл в чашках, сестры слушали рассказ матери.

- ...И вот когда в поликлинике подошла очередь Вероники, я попросила женщину, сидевшую в коридоре рядом, присмотреть за тобой, Виктория. Мы были в кабинете врача минут десять, не больше. А когда вышли, ни женщины, ни тебя в поликлинике не оказалось. Потом - милиция, вопросы-допросы... И никакого результата. Я думала, что сойду с ума. На всю жизнь запомнила эту сволочь в желтой кофте. О, если бы она мне встретилась!..

- В желтой, говорите? - Виктория никак не могла перейти на «ты». - Не встретится. Бабушка Рада рассказывала, что в табор меня привела женщина в желтой кофте. «Вот моя дочка, - говорит, - купите, а то жить не на что, умираем с голода». Потом напилась какой-то дряни (у нее с собой в сумке бутылка была), вроде уснула, а оказалось - померла. Меня бабушка Рада растила.

- Мама, а почему ты мне никогда не говорила про сестру?

- Как я могла, Вероника, рассказать о таком страшном горе? После того случая меня даже муж бросил!

- А папа жив?

- Да, доченьки, жив. Он даже не женился.

- А ты откуда знаешь?

- А мы созваниваемся иногда, по праздникам поздравляем друг друга.

- Мама, немедленно звони отцу!

- Так ведь...

- Звони!

Марина Владимировна подошла к телефонному аппарату. Дочери, обнявшись, стояли за ее спиной.

- Игорь, здравствуй! Тут у нас такое дело... Виктория нашлась... Мы у Вероники... Записывай, - Марина Владимировна положила трубку и повернулась к дочерям с растерянным лицом. - Сейчас приедет...

КВ
Лента новостей