«Матрешка» на балконе
news_header_top_970_100

«Матрешка» на балконе

Что ни говори, а зависть сильно искурочила жизнь Вадима Петровича Бошкина.

Всем вроде нормальный мужчинка - и с «фасада», и в общении, и специалист не из последних, а вот попадись ему на глаза «сюжет не по нутру» - все, нет больше обаятельного соседа, сослуживца, сотоварища. Непонятная субстанция заполняла внутреннее душевное пространство Бошкина, и становился он желчным, ехидствующим субъектом, ниспровергателем общепринятых истин.А во всем виновата пресловутая зависть. Это чувство не было врожденным, приобрел его мальчик Вадя в детском саду. Как-то к ним на новогодний утренник пришел Дед Мороз. Так получилось, что Вадя первый раз в жизни увидел живого Деда - с бородой, в шубе, с мешком подарков. От неожиданности мальчик словно оцепенел: смотрел вытаращенными глазами на сказочного волшебника и даже не пытался петь вместе со всеми заранее разученные песенки. Дед Мороз был добрый - играл с ребятишками, по головкам их гладил. Вадя тоже подставил было свою белобрысую прическу, но волшебная красная рукавица пролетела мимо. Уже тогда зависть начала вить гнездо в нерастраченной детской душонке.А потом случилось страшное: в суматохе раздачи подарков мальчика обнесли заветным пакетом с новогодней картинкой. То ли не хватило ему, то ли просто не заметили оцепеневшего от впечатлений малыша, но с утренника он единственный вышел ни с чем. «Всем дали, а мне?» - вслух об этом Вадя почему-то не сказал.Нужно ли говорить, каким потоком слез прорвало мальчика, когда мама спросила на выходе: «А где подарок?» Справедливость, конечно, восторжествовала, но уже без присутствия Деда Мороза - в казенной несказочной обстановке кабинета заведующего детским садом.С той поры на подрастающего ребенка периодически нападало раздражение по отношению к окружающей среде. Лекарства от зависти еще не придумали, и школьнику Бошкину приходилось по полной избывать периоды неприязни к людям, природным аномалиям, работе торговли и общественного транспорта. Универсальной формулой этих периодов была фраза «Ему (ей, им) хорошо, его (ее, их) похвалили (отпустили без очереди, дождь не замочил), а мне...» и так далее.Постепенно Вадим до такой степени свыкся с аномальными периодами в своей жизни, что перестал замечать их, «вторая натура» стала первой. Иногда зависть приносила положительные результаты. В институте Бошкин с ревностью относился к хорошей успеваемости отдельных сокурсников - результатом стал почти что красный диплом. Если кто-то на занятиях физкультурой умудрялся побить на лыжне местный рекорд, Вадим все выходные не снимал лыж, пока не добивался лучшего результата.Он и женился-то, обуреваемый не романтическими позывами, а исключительно из чувства соперничества. Учился в их группе некто Короленко по прозвищу Король. Экзамены и зачеты сдавал так себе, стипендию получал далеко не каждый семестр. А оно ему не очень-то и надо было: сын богатеньких родителей Король не испытывал недостатка в деньгах. Одетый в самый модный прикид, он одним из первых студентов стал подкатывать к вузу на собственной «тачке». Тогда, в начале девяностых, и подержанная «шестерка» казалась верхом роскоши.Что тут скажешь за женский пол - все девчонки просто визжали от Короля. Ну, почти все. И вот на четвертом курсе к ним перевелась из другого города девушка Валя. Не то чтобы красавица, но знала себе цену. Верный своей тактике, Король подкатил к новенькой с шикарным предложением покататься на машине с заходом в ресторан. И получил отказ - впервые за многие месяцы! Тогда он совсем другими глазами посмотрел на Валентину. И видимо, заметил в ней нечто такое, чего не находил в других.И вот тут в Бошкине проснулось его теперь уже ставшее природным чувство зависти. Как же, какой-то Короленко, через пень-колоду троечник (ну подумаешь - машина!), - и без зазрения совести лезет к скромной девушке! «Да чем он лучше меня?!.»Вадим сделал все, чтобы отбить Валю. Он испепелял ее пылким взглядом, добился права провожать до дома, из последних денег дарил ей скромные подарки. Даже стихи начал писать, чего прежде за ним никогда не водилось. Романтично получалось.Полугодовая осада Валентины дала результат: «крепость» пала и на зависть всяким короленкам в феврале состоялась свадьба. Как положено, молодые зажили счастливо и красиво и прожили так три с половиной года. Потом, замученная ворчливой ревностью, Валентина покинула своего суженого, а впоследствии вышла замуж за Короля.С недавних пор Вадим Петрович утвердился в мнении, что в его вечных невзгодах виновны не обстоятельства, не отдельные люди, а город, в котором он проживает. Это его аура, сосчитал Бошкин, не дает развернуться ему по-настоящему.И тогда Вадим Петрович придумал, как отомстить городу. Местные средства массовой информации, телевидение целый месяц трубили казанцам о том, что в одном из залов будет экспонироваться уникальная коллекция скульптур и статуэток из Парижа. «Впервые в России!», «Изабель - в Казани!» - кричала реклама. Изабель - сюрреалистическая фарфоровая статуэтка сумасшедшей ценности, была гвоздем экспозиции. С ее помощью Бошкин и решил отомстить городу.По замыслу организаторов фигуру Изабели (чем-то похожую на нашу матрешку) установили на балконе здания, где проходила выставка. Она играла роль завлекаловки.И Бошкин решил сбросить Изабель с балкона! Ее осколки, решил он, покажут всему миру, что в этом городе не приживется никакая красота и гармония!Он первым пришел на выставку. В зале было пусто. А дальше, как говорится, дело техники: Бошкин пробрался на балкон, спихнул полутораметровую фигуру вниз, забежал в зал и спрятался в его дальнем темном углу.Ждать пришлось недолго. Минут через пятнадцать показались два охранника, которые несли целую и невредимую Изабель!- Слушай, а как она могла упасть?- Может, закрепили плохо, а рядом метро копают, долбят чего-то. Вибрация - вот и не устояла.- А если бы разбилась, убытки-то какие, какая утеря в мировой культуре.- Это «матрешка» утеря? Во-первых, она сделана из такого материала, что и снарядом не расколотить, потому что копия. Оригинал - он в Париже и в двадцать раз меньше. Это ж так, для привлечения публики. Рекламный трюк, так сказать...Из дальнего угла выставочного зала донесся тонкий почти щенячий скулеж...