Спецучилище: лечение профессией

Подъем в восемь, отбой в десять вечера. А между ними - занятия в школе, учеба в мастерских, работа на территории, время, когда можно посмотреть телевизор, почитать книжку или написать письмо родным... если, конечно, они ждут весточку.

Ребята, попавшие сюда, за свою короткую жизнь успевают пережить столько, что иному взрослому мало не покажется. Пьянство и предательство родителей, холодный дом, а зачастую и детдом, равнодушие знакомых и друзей... У всех за плечами преступления: от мелкого воровства до изнасилования и убийства.

КОНТИНГЕНТ. Попав в Раифу, они по инерции продолжают все отрицать: приветливость и строгость воспитателей, правила, действующие в училище, новые знания. Психологическая реабилитация, искреннее участие взрослых помогают мальчишкам немного оттаять. А главное понять, что здесь впервые за много лет они могут почувствовать себя если уже не как дома, то хотя бы в безопасности.

Это затишье длится ровно на срок, отведенный им для жизни в училище. Поэтому преподаватели спешат подготовить подростков к жизни, дать им профессию, обучить, например, ремеслу: штукатура, слесаря, токаря, столяра.

За 28 лет работы старший мастер профобучения Наталья Гиматутдинова проводила на волю не одну сотню воспитанников. Не у всех сложилась дальнейшая жизнь, но те, кто встал на ноги, признавались: во многом им помогли полученные здесь профессиональные навыки.

- Подростки поступают к нам очень запущенными, - говорит Наталья Сергеевна. - Некоторые не умеют читать и писать. Преподавателям приходится за короткий срок дать им хотя бы минимальный уровень знаний.

СУДЬБЫ. Четырнадцатилетний Ваня Кравцов только первых три года прожил с мамой (она умерла). Детдом, вначале в Орске, затем в Бугуруслане, откуда мальчишка сбежал. Дальше приемная семья, в которой довелось жить недолго (тоже умерла мама), и снова детдом. Пацаненок стал воровать. Вначале по мелочам, потом вскрывал гаражи.

В училище Иван - лучший ученик токаря. Идет на третий разряд. Профессию выбрал сам, считая, что с ней не пропадешь.

А на Эдуарда Мухина и Анатолия Поскотина педколлектив возлагает особые надежды. Ребята заявили о своем участии во всероссийском конкурсе «Лучший по профессии» среди воспитанников спецучилищ закрытого типа.

- Я в школе до пятого класса был отличником, - рассказывает Эдик. - Потом скатился до коррекционного класса: родители пили, конфликты с учителями, я оказался на улице. Профессию слесаря выбрал сам - нравится с металлом возиться и что-то делать самому.

Толю на воровство подтолкнула нужда. В его маленьком городке в Свердловской области было трудно с работой. К тому же родители мальчишки пили. Подросток подрабатывал где мог - то бабушкам дрова напилит-наколет, то на рынке грузчиком подвизается. Потом стал воровать. Вскоре попался. КПЗ, СИЗО, центр временного содержания и Раифское спецучилище.

- Мама у меня работала штукатуром-маляром, - объясняет свой выбор профессии Толя. - И мне это дело понравилось. Мы уже с ребятами самостоятельно отремонтировали клуб, гримерную, два кабинета в школе.

КОММЕНТАРИЙ. - Ребята у нас старательные, - подтверждает Наталья Сергеевна. - Мы заключаем договора с близлежащими сельскими хозяйствами, принимаем заказы на те или иные работы. Деньги перечисляют на счет мальчишек. Каждые выходные проводим ярмарки перед входом в Раифский монастырь. Туристы довольно охотно раскупают сделанные руками подростков табуретки, молотки и прочую утварь.

Выпускники, действительно захотевшие исправиться, не теряют с училищем связи. Звонят, пишут, поздравляют с праздниками. Штукатуры подрабатывают теперь на отделке квартир. Другие открыли свои автомастерские. Несколько воспитанников учатся в речном техникуме и суворовском училище.

КВ
Лента новостей