О чем рассказали трудовые книжки дорогих моих стариков

Когда мы отмечали 80-летие тети Нины, ее младшая дочь Галина заметила: - Мама, что в 50, что в 60, что в 80 лет – почти не меняется!

То же самое можно сказать и сейчас, когда нашей тете Нине исполнилось девяносто лет. Несмотря на годы, она ходит в магазин, протирает пол, варит обед и ухаживает за своим мужем, с которым вместе прожили 61 год. 90 лет ей никак не дашь! А вот дядю Семена на 88-м году жизни «накрыл» инсульт. Он потерял речь. Но тоже на своих ногах, по-прежнему высок, прям и пытается обслуживать себя сам. Откуда у стариков такое здоровье? В ответ тетя Нина достает их трудовые книжки.

- Мы же всю жизнь работали, себя не жалея!

ДЯДЯ СЕМЕН. Их биографии похожи на биографии тысяч других россиян, приехавших на заработки в город из деревень, разоренных перегибами коллективизации. Дядя Семен вспоминает, что до 1929 года жили они хорошо, землю межевали на всех. Работать тогда в деревне еще не разучились. Пьянства поголовного не наблюдалось. А вот в 1940 году он был вынужден приехать в Казань, где поселился у сестры. Его первая запись в трудовой книжке датирована 1940 годом: «Принят на завод п/я №747 штамповщиком». Вторая – родом уже из военного 1943 года: «Осужден за опоздание на 3 месяца». Годом позже за опоздание его штрафовали.

- Такие были порядки во время войны, - объясняет тетя Нина. За опоздание могли и в тюрьму посадить. Но дяде Семену повезло. То ли штамповщиком он был что надо, то ли кто-то вступился за него, решив, что лучше работящие руки на военном заводе, чем на зоне.

Опаздывал же потому, что ни свет ни заря ехал на завод из центра в битком набитом трамвае, где пассажиры висели на подножках. Поэтому многие рабочие возвращались домой не каждый день. Отработав смену в 12 часов, они спали возле станков. О том, что специалистом дядя Семен был классным, несмотря на свои два класса сельской школы, свидетельствуют его пять благодарностей. За высокие показатели ему присвоили почетное в те годы звание стахановца-многостаночника. Потом - лучшего установщика штампов на заводе. А вот медали за работу в тылу на военном заводе не дали, припомнив опоздания.

ТЕТЯ НИНА. Ее трудовая биография практически та же. Тоже приехала в Казань из деревни. Жила у дяди. Работать начала подсобницей на швейной фабрике.

- Мы шили женские пальто и мужские костюмы. Как в ателье, - вспоминает тетя.

Когда началась война, их объединили с другой фабрикой. И теперь они по 12 часов в сутки шили для фронта шинели, рукавицы, шапки-ушанки, патронташи.

В 1941 году тетю Нину впервые премировали мануфактурой, потом отрезом креп-жоржета. А к 1 Мая 1945 года дали 150 руб. и ордер на... шелковое платье. Ее самая ценная награда - медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.». В непростые годы перестройки она давала право на получение жизненно необходимых продуктов.

РЕЦЕПТ ДОЛГОЛЕТИЯ. Когда подросли дочери, завод выделил супругам Харитоновым комнату в коммуналке в доме на улице Гагарина. Там же жил и сын Сталина Василий. Старики помнят его, гулявшего во дворе в фетровых сапогах или валенках. Все знали, что у него болели ноги. К тому времени супруги уже получили участок на берегу Казанки в заводском садоводческом кооперативе. Дядя Семен ездил туда на велосипеде. Крестьянские руки, соскучившиеся по земле, с радостью сажали сад, разбивали грядки. Вскоре на участке появился небольшой домик, где можно было и переночевать, и посидеть за столом всей семьей.

Когда завод хозспособом начал строить дом и всех желающих улучшить жилищные условия пригласил на стройку с оплатой 50% от основного заработка, глава семьи пошел на стройку. И три года строил новую квартиру для своей семьи. За хорошую работу получил право выбора этажа. Здесь они сыграли свадьбы дочерей, а потом услышали смех внуков. Здесь всегда вовремя делали ремонт, и никогда не текли трубы – хозяин дядя Семен настоящий. За хозяйкой был вкусный стол: пельмени, пироги. А за ними обоими их любимое детище - сад. Они обрабатывали его вдвоем до 1999-го, пока территория коллективных садов не отошла городу. Но старики не горевали. Программа жизни, говорят, выполнена на сто процентов. Посажен сад, построен дом, выросли дети. Они помогли дочерям поднимать внуков - дождались правнуков. И сохранили свои чувства друг к другу, хотя вслух об этом не говорят. Вот только если одного из них нет дома, второй в тревоге не отходит от окна.

ИДЕЯ. Старички очень обрадовались, услышав об инициативе присвоения Казани города трудовой славы. И знаете, какую мысль высказали? А может быть, дать нашему городу в лице всех тружеников тыла одну большую почетную медаль на всех, кто внес свою лепту в этот всенародный подвиг? Ведь таких, как их семья Харитоновых, в Казани тысячи.

КВ
Лента новостей