Фронтовая открытка

Читательница «Казанских ведомостей», жительница Казани Лера Зиннатовна Парибак бережно хранит вещи, оставшиеся с военного времени.

Ее отец Зиннат Фасхутдинович Альмеев был призван на фронт в 1943 году. На войне он получил сразу два тяжелых ранения: в ногу и сквозное в грудь. Пуля прошла в сантиметре от сердца. Был награжден орденом Славы 3-й степени. После победы над фашистской Германией его отправили на Дальний Восток на войну с Японией. Домой вернулся только в сентябре. Одна из самых трогательных среди вещей, бережно хранимых Лерой Зиннатовной, - открытка, присланная ее отцом с войны. «Мы посылали на войну фотографии, - рассказывает она, - а папа нам с сестрой - открыточки. Наверное, какой-то художник солдатам на заказ рисовал. Отец подписал открытку: «Лерочке от папки», а на другой стороне: «За серьезные рожицы на фото». Эта открытка поражает прелестной графикой, вкусом и изяществом. На ней нарисована девочка с собачкой. Некоторые детали ее одежды оформлены тканью, будто настоящие. Сама открытка покрыта блестками. Интересно, что за долгие годы блестки не осыпались, а бумага не потрепалась - так аккуратно хранит Лера Зиннатовна открытку, присланную отцом с фронта.Солдатская книжка

Еще дочь фронтовика Зинната Альмеева сохранила памятный документ - солдатскую книжку. В ней записано, что и в каком количестве выдавали нашим солдатам в годы войны: шапка (шлем) зимняя - 1, шинель - 1, гимнастерка - 1, шаровары - 1, рубаха нательная - 2, кальсоны - 2, полотенце - 1, портянки зимние - 2, варежки - 1, сапоги кирзовые - 1, телогрейка - 1, ремень поясной - 1, ремень брючный - 1, ранец - 1, котелок - 1,  погоны - 2, мануфактура - 5 м.Папины трофеи

- День, когда папа вернулся с фронта, я помню до сих пор, - рассказывает Лера Зиннатовна. - Когда он уходил, мне было всего четыре года. Вернулся отец в таком виде, что его невозможно было узнать! Весь черный, заросший щетиной... Я и не узнала. Как только он вошел в дом, начала кричать старшая сестра: «Папа! Папа!» И я давай за ней во весь голос повторять. Мы кинулись к отцу. Я хотела померить его пилотку, но мама испугалась: «Не смей трогать! Там вши!» И действительно, вся отцовская одежда была во вшах... Страшно вспомнить. С войны отец принес немало трофеев. Мы их потом еще долгие годы использовали, а некоторые и сейчас в хорошем состоянии. К сожалению, не сохранился до наших дней немецкий ранец, Он был из мягкой гладкой и очень прочной ткани. Ремни, кожаные и широкие, не натирали плечи, а задняя сторона, которая к спине, была покрыта толстым мехом, и зимой хорошо грело спину. Я много лет ходила с этим ранцем в школу и очень гордилась папиным подарком.До сих пор в хорошем состоянии немецкая фляжка. Мы долго ею пользовались - брали, когда катались на велосипеде в лесу. Она в своем же чехле, с гравировкой, а на горлышке что-то по-немецки нацарапано. Даже сейчас кнопки работают, а вот кожаный ремень не выдержал, треснул.Еще сохранились штаны, из тех, что нашим солдатам подарил президент США Рузвельт. Это было мужское галифе. Папа для меня перешил их в бриджи. Я долго из них не вылезала - носила на стройработах, в колхозе, на целине... И им хоть бы что! Ткань не рвется, даже потертостей нет,  хоть сейчас надевай.Еще в нашей семье сохранился документ, в котором говорится, что перед войной у нас из дома в фонд обороны забрали пианино, велосипед, фотоаппарат и радиоприемник. Конечно, эти вещи нам не вернули. До сих пор удивляюсь: на какие нужды и кому понадобилось пианино?

КВ
Лента новостей