Во что играла в детстве София Губайдулина
news_header_top_970_100

Во что играла в детстве София Губайдулина

Композитор София Губайдулина – живой классик XXI века. Ее имя вошло в музыкальную летопись всего мира. Наверно, нескромно говорить, но автор данных строк с будущей знаменитостью когда-то вместе учился...

София Губайдулина  (на фото справа) в детстве  
СправкаКомпозитор София (Сония) Губайдулина родилась в Чистополе 24 октября 1931 года в русско-татарской семье. Ее мать – Феодосия Федоровна Елхова, отец – Асгат Масгутович Губайдулин. «Мой отец татарин и моя русская мать образовали такую пару, которую нельзя было разделить ничем. Это любовь на всю жизнь, до старости...» - писала она позже.
В 1932 году семья Губайдулиных переехала из Чистополя в столицу Татарии Казань и поселилась в доме №29 по улице Тельмана. Губайдулины занимали три небольшие комнаты шестой квартиры на третьем этаже трехэтажного деревянного дома. София Губайдулина прожила в этом доме до отъезда в Москву в 1954 году.
В детстве мы жили рядом и даже дружили. С 5 лет ходили в один детский сад на улице Тельмана (старый деревянный дом в два этажа сохранился). А в 1939 году нас с Соней определили в первый класс школы №83 на улице Городецкого (ныне улица Фукса). Вскоре ввели раздельное обучение, и школа №83 стала только для девочек, а для мальчиков определили школу №24. Но учились мы все равно в одном здании – нам всем выделили дом на улице Касаткина. Первые два этажа заняли мальчики (школа №24), а третий и четвертый этажи – девочки (школа №83). Нас разделяла металлическая решетка. Разделяла, но не разъединяла. Тогда еще дворы были местом общения, да и в коммуналках жизнь кипела. Мы все знали, кто чем живет. Друзьями становились на долгие годы, а то и на всю жизнь.Так и мы были детскими товарищами с Соней. Я бывал в коммунальной квартире, где проживала семья Губайдулиных. Их комнаты находились под крышей на третьем этаже по крутой лестнице.Нередко мы играли всем двором - в прятки, пятнашки, лапту, «Третий лишний», «Испорченный телефон». Зимой катались на санках. Тут было раздолье, ведь рядом – Попова гора, спуск с улицы Тельмана к улице М.Горького (с 1949 года - улица имени Космодемьянской). Весь район назывался Кошачкой.До сего дня помню имена друзей Сони: сестры-близнецы Гета и Лия Александровы, Инна Емельянова, Ольга Козулина, Люся Парамонова, Дмитрий Подольский, Борис Новиков и другие. Часто мы встречались в годы войны на широкой уличной, в несколько ступенек, большой лестнице дома №15 по улице Космодемьянской, где проживал будущий писатель Геннадий Паушкин до его призыва в армию. Обсуждали дела фронтовые. А осенью 1941 года здание наших школ стало госпиталем. Нас распустили по домам. Любимая учительница Александра Яковлевна Янонис не могла допустить нашей расхлябанности и стала заниматься с нами у себя дома. При этом она подкармливала нас кусочками картофеля, приговаривая: «Это вам витамины от цинги».
Помню, как мы писали письма родным за тяжелораненых в госпитале, устраивали спонтанно выступления, носили раненым книги. Помню, как Соня читала стихи.
Была у нас еще одна сфера пересечения. В возрасте 5 лет, в виде исключения, Соню Губайдулину приняли в музыкальную школу №1 им. П.И.Чайковского. «Музыкальная школа стала для меня храмом, куда я вступала с трепетом и восхищением, а директор школы Рувим Львович Поляков, совершенно необыкновенный человек с самыми высокими устремлениями, стал моим духовным отцом, – вспоминала она позже. – Мы сразу попали в мир, где царили доброта, забота и любовь к детям, торжественность и строгость». Будучи человеком скромным и интеллигентным, Рувим Львович Поляков в трудные годы стоял у истоков новой музыкальной педагогики, руководил музыкальным училищем, был создателем первых музыкальных школ. Около 40 лет был бессменным директором музыкальной школы №1 имени П.И.Чайковского.
Всегда Сония вспоминала своего первого учителя добрым словом.Я также хорошо знал Рувима Львовича – он был товарищем моего отца, тоже виолончелиста. И тоже прочувствовал на себе его педагогический талант, любовь и уважение к детям - три года учился у него по классу скрипки (1939 - 1942 гг.), пока в первую военную зиму (морозы достигали 53 градусов) не отморозил пальцы рук и испортил легкие, что повлекло за собой множество неприятностей, и мне пришлось бросить музыкальную школу.
Деятельность Рувима Львовича была самоотверженной и масштабной.В маленьком колонном зале музыкальной школы проходили открытые занятия, устраивались детские концерты, хоры, где участвовали многие учащиеся, в том числе и Сония. Отмечу, что она не была выскочкой, взгляд ее всегда был добрый и внимательный.В ДМШ №1 был особый воздух. Дети туда заходили действительно как в храм. В 30-е годы ХХ века здесь удалось сформировать профессиональное, а в грозные годы войны – сохранить музыкальное образование, стать настоящим очагом культуры. Роль ее в музыкальной жизни Казани колоссальна – тут было воспитано множество дарований. Но бесспорно, главной заслугой ДМШ №1 стало открытие таланта С.Губайдулиной.Кстати, в 2006 году был открыт музей детской музыкальной школы №1 имени П.И. Чайковского. Руководит им преподаватель ДМШ №1, выпускница школы 1958 г. Людмила Сергеевна Власова, которая проводит большую работу по пополнению фонда музея.Об автореБорис Милицын (род. 1931). Окончил казанский техникум связи. Долгое время работал на казанской радиостанции «РВ-84», был инженером института общей и физической химии им. Арбузова РАН. В прошлом активный общественник, член просветительского общества «Знание», лектор-международник, один из основателей и руководителей социально-педагогического комплекса (СПК) Советского района Казани. Краевед, внештатный автор «КВ».От редакции. На прошлой неделе Борис Рафаилович отметил свой очередной день рождения. От всей души поздравляем нашего постоянного автора и желаем ему здоровья, удачи и творческого долголетия на радость нам и нашим читателям.