От ушибов до операции: какие травмы можно получить, катаясь на электросамокате

В Казани электросамокаты уже стали обыденностью, мало кого можно удивить этим видом транспорта. Они на каждом шагу. Но действительно ли их эффективность выше той опасности, которую они несут? Корреспондент «Казанских ведомостей» разбирался в ситуации и на себе ощутил, чем опасно падение с двухколесного транспорта на высокой скорости.

Устройство большой мощности, которым может управлять любой человек со смартфоном и энной суммой. Но обратной стороной мобильности и приятного времяпровождения могут стать травмы. Порой требующие оперативного вмешательства.

Пока республиканская Госавтоинспекция составляет свои рекомендации для поправок в ПДД, а городские власти прорабатывают ситуацию с компаниями кикшеринга (так по аналогии с каршерингом прокатчики называют свой сервис), корреспондент «Казанских ведомостей» воспользовался этим транспортом и рассказывает о своих эмоциях и полученных при падении травмах.

Укрощение торопливых

Электросамокат полностью зависит от смартфона и приложения. Через приложение можно выбрать, разблокировать и заблокировать устройство, посмотреть уровень заряда, включить-выключить фары, узнать, где можно его припарковать, и, конечно же, заплатить за услугу. Безусловно, удобно, если бы только не одно «но».

Удивительно, но факт: в приложении один человек может арендовать несколько самокатов и отдать их под управление кому угодно. Сколько лет этому кому угодно и в каком он состоянии — никто проверять не будет.

Как, впрочем, не стоит ждать и наличия хоть какой-то защиты. Два крупнейших городских сервиса кикшеринга объясняют, как пользоваться устройством лишь небольшой презентацией в приложении. Об инструкторах и речи нет — граждане седлают новомодных коней исключительно на свой страх и риск и под свою ответственность.

По сравнению с обычным самокат довольно тяжёлый, и это сказывается на его управлении. Если внезапно заехать на неровную поверхность, руль будет трясти, держать его придётся с усилием. Кроме того, он крайне неудобен для экстренных манёвров. Например, если дорога незнакома и на ней внезапно появляется яма, заботливо засыпанная гравием, то при попытке на скорости уйти в сторону устройство может успешно начать заваливаться на бок. Тогда незащищённого человека ждет малоприятная встреча с асфальтом. Что и случилось со мной.

После требований властей города прокатчики снизили максимальную скорость — теперь на некоторых самокатах можно двигаться максимум 24 км/час, хотя ещё в прошлом году они разгонялись до 40 км/час. Кроме того, на картах появились пешеходные зоны — если пользователь электросамоката заезжает на такую территорию, то устройство автоматически снижает скорость до 10-15 км/час, исходя из особенностей зоны.

Оставить самокат пользователь может только в специальных парковочных зонах. По сути, это просто небольшой участок, заставленный самокатами. Здесь же происходит замена аккумуляторов.

Если заряда осталось менее 20%, подъезжает сотрудник кикшеринга на машине, разблокирует на своем телефоне транспорт, вскрывает нижнюю панель и ставит туда новый аккумулятор. Разряженный он забирает с собой. Один из таких молодых людей рассказал, что платят им за количество замен, а машину предоставляет компания. Говорит, оплата получается достойная. К самим же самокатам парень относится скептично, называя опасной игрушкой. Сам, конечно, не катается.

Травмы есть, инструктажа нет

Заведующий травматологическим отделением № 1 Республиканской клинической больницы (РКБ) Гамиль Гарифуллов говорит, что с приходом теплой погоды резко возросло количество пациентов после ДТП с электросамокатами.

Только за май в отделение таких попало 35 человек. 10 из них были прооперированы, причем у двоих — в возрасте 35-40 лет — были диагностированы переломы шейки бедренной кости, а это опасная, требующая долгой реабилитации травма. Четыре пациента взяли напрокат двухколесную резвую машинку, будучи в состоянии подпития.

Врач также отметил, что среди этих пациентов около половины в возрасте 35 лет и старше, а вторая часть — в возрасте 18-19 лет.

Но эта статистика учитывает всё же не все случаи. К примеру, когда я после падения с самоката обратился в один из казанских травмпунктов, после получения медпомощи был отпущен домой. Травмы, к счастью, оказались незначительными. Вошёл ли я в печальную статистику? Скорее всего, нет. Ну, надо сказать, и слава богу.

На скорости сложно среагировать на внезапно возникающие препятствия. Например, если ты, даже соблюдая осторожность, едешь по тротуару (велодорожек в нашем городе совсем немного), перед тобой может внезапно выйти пешеход в наушниках, не смотрящий по сторонам. Убедился на собственном опыте. Хорошо, что обошлось.

Но вот съезд в гравий (не на тротуаре) на скорости более 20 км/час «подарил» мне короткий, но очень эмоциональный полёт. В таких условиях далеко не каждый сумеет группироваться. Да и инструктажа, мы же помним, на случай экстренных ситуаций у меня не было.

Никогда не знаешь, как поведёт себя тот или иной участник движения. Но точно могу сказать; электросамокат не позволяет тебе быстро отреагировать на события на дороге.

В травмпункте врачи ни капли не удивились тому, как были получены повреждения. К слову, тогда же в лечебницу поступил мужчина на вид старше 35 лет. По словам его супруги, он в нетрезвом виде решил опробовать новомодный сервис. Как итог — разбитая челюсть и операция.

Я же отделался ссадинами на носу, на руках и ногах и несколькими швами на подбородке. А к примеру, солисту группы «Волга-Волга» Антону Салакаеву после падения с электросамоката в Нижнем Новгороде опять же потребовалась операция — у него оказались сломаны три ребра и порвана связка плеча.

Инфраструктура и шлем с налокотниками

Врач РКБ Гарифуллов напомнил, что в европейских странах для такого транспорта созданы специальные дорожки. В Казани их не так много, да и культура пешеходов не всегда соответствует третьей столице России — многие игнорирует знаки на велодорожках, считая их своей территорией. Хотя на дорожках даже асфальт особый — для колёс.

Врач говорит, что с семьей больше не ходит по улицам, где катаются на электросамокатах: во-первых, страшно за ребёнка, а во-вторых, каждый из ездоков — его потенциальный пациент.

21 мая в Казани девушка на электросамокате наехала на ребёнка, останавливаться и предлагать помощь она не стала. 24 мая полицейские нашли виновницу ДТП. Она утверждает, что увидела, что ребёнок встал с земли, и подумала, что с ним всё хорошо. Однако в больнице врачи диагностировали у малыша закрытую черепно-мозговую травму, перелом голени со смещением и сотрясение мозга.

Гарифуллов предлагает создать инфраструктуру под самокаты, обеспечить «самокатчикам» защиту — шлем, налокотники, наколенники, и организовать обучающие курсы по вождению этого транспорта.

Мысли при выходе из травматологии

У электросамокатов в Казани почти нет собственных дорог. Водитель никак не защищён. Отреагировать на внештатную ситуацию сложно. Транспорт представляет опасность и для пешеходов, и для его водителя.

Если судить по информации от РКБ, то этот тренд захватил не только молодежь, но и более взрослое, сознательное поколения. Оно и понятно — какую же мобильность дарят эти лошадки. Например, для Москвы электросамокаты стали альтернативой общественному транспорту, машинам и вечным пробкам. На них добираются от одной станции метро до другой или от метро до работы.

В Казани же электросамокаты — чаще всего просто развлечение. Без четких инструкций и правил. И с большой долей риска. Оно того не стоит. Мне об этом напоминают швы на подбородке.

КВ
Лента новостей